«Вообще все дело в головах, а не в технике»

Композитор и скрипач Алексей Айги и его ансамбль 4’33’’ записали новый альбом. Пластинка Hard Disc стала первой студийной работой музыкантов после девятилетнего перерыва. Презентовать ее будут дважды: 30 мая в культурном центре «Дом» и 16 июня в клубе «Гоголь». Корреспондент РБК daily АРИУНА БОГДАН узнала у АЛЕКСЕЯ АЙГИ о Hard Disc, музыке к немому кино и работе на студии «Мосфильм».

— Почему вы со своим коллективом так нечасто записываете именно студийные диски?

Композитор и скрипач Алексей Айги и его ансамбль 4’33’’ записали новый альбом. Пластинка Hard Disc стала первой студийной работой музыкантов после девятилетнего перерыва. Презентовать ее будут дважды: 30 мая в культурном центре «Дом» и 16 июня в клубе «Гоголь». Корреспондент РБК daily АРИУНА БОГДАН узнала у АЛЕКСЕЯ АЙГИ о Hard Disc, музыке к немому кино и работе на студии «Мосфильм».

— Почему вы со своим коллективом так нечасто записываете именно студийные диски?

— До диска «Микс», вышедшего в 2003 году, мы записывали пластинки практически ежегодно и уже привыкли к такой частоте. После «Микса» возникла, как казалось, небольшая пауза, связанная с приходом нового барабанщика, потом было много киноработ, а потом я вдруг с удивлением понял, что прошло несколько лет, а материала для новой пластинки все нет. Часть музыки разошлась по фильмам, часть попала на концертный диск Live at Loft 2006 года, часть просто не устраивала. В общем, материал накапливался как-то очень долго. Мы начали запись в 2009 году, первая часть работы была очень быстрой, затем по разным причинам мы не могли никак к ней вернуться. Среди причин — загруженность студии «Мосфильма», мои постоянные отвлечения на работу в кино, несовпадения графиков музыкантов. В какой-то момент просто не было денег, запись мы финансировали сами, а это удовольствие не из дешевых… Полгода назад мне казалось, что мы так и не закончим работу, хотя оставалось только записать мою скрипку. Это было почему-то сложно, я несколько раз начинал и бросал финальную часть записи. Пришлось себя специально готовить, что вот эти два дня будут последними. И в марте этого года все наконец сложилось.

— Почему новая пластинка называется Hard Disc? Это связано с тем, что вы обратились к более тяжелой музыке? Или все дело в том, что работа проходила непросто и сам процесс создания был тяжелым?

— Я бы не хотел как-то однозначно расшифровывать название, его можно толковать как угодно, но сложность процесса и трудность этой работы отрицать не стану.

— Все чаще можно услышать, что российские музыканты предпочитают записывать свои пластинки в Европе. Почему вы решили работать на студии «Мосфильма»?

— Студия «Мосфильма» за последние годы стала мне родным домом, я к ней уже просто привык. Кроме того, по оснащению она оставляет далеко позади множество европейских студий. Только размер первой оркестровой студии «Мосфильма» позволил записать диск так, как мы хотели — практически все вживую, с приглашенным оркестром. Ну и мне было интересно сделать запись со звукорежиссером Геннадием Папиным — мы в первый раз с ним встретились еще на «Стране глухих», но работали совместно только для кино.

— И все-таки, если сравнивать опыт записи в Европе и России, насколько совершенны наши технические возможности?

— Про техническую сторону студии «Мосфильма» я уже говорил, но вообще все дело в головах, а не в технике. С Пьером Бастьеном, например, мы записывались дома на маленький магнитофон и качество материала нас вполне устроило. А большое количество техники иногда только помеха…

— В записи нового альбома принимал участие оркестр Musica Viva. Будут ли музыканты выступать и на презентации? Кто из специальных гостей приглашен на презентацию нового альбома?

— Презентация состоится в клубе «Дом», увы, оркестр там не поместится. Я очень надеюсь, что в этом году мы сможем представить эту программу с оркестром в каком-нибудь подобающем месте, но это организовать нелегко. Гостей специальных не планируется, так как, за исключением альтиста Михаила Березницкого, на диске только ансамбль 4’33’’. Если Михаил будет в Москве, он обязательно выйдет на сцену.

— Диск состоит из десяти композиций, написанных за последние несколько лет. По какому принципу были выбраны эти композиции? Есть ли какая-то объединяющая концепция?

— Выбрано было лучшее из написанного. Концепция у альбома, конечно, есть, но словами ее не описать. Это и внутренняя связь между композициями, и развитие диска с кульминациями, финалом, и так далее.

— Киноманы знают вас как автора музыки к фильмам («Страна глухих», «Дикое поле». — РБК daily). Вы и сами сказали, что киномузыка долго не позволяла сосредоточиться на записи альбома. Над чем работаете сейчас, есть какое-то кино или театральный проект?

— В данный момент я читаю сценарии и отсматриваю новый кинопроект, так как контракт еще не подписан, то говорить о нем пока нельзя. А весной я закончил музыку к фильму французского режиссера Паскаля Боницера Cherchez Hortense, это наш третий совместный проект, запись, кстати, делали на «Мосфильме» с оркестром Musica Viva.

— Нет ли желания выпустить серию дисков с немыми фильмами, для которых вы пишете музыку?

— Есть, но авторские права на старые проекты «Дом на Трубной», «Счастье» принадлежат каналу, «Девушку с коробкой» я бы записать хотел, но время, время…

— Вы частый гость «Кинотавра». Планируете посетить его в этом году?

— Да, я поеду почти на весь фестиваль. Там одним махом можно посмотреть все главные премьеры российского кино. А еще обязательно буду ходить на Московский фестиваль. Там в конкурсе моя главная работа последних нескольких лет — фильм «Орда» Андрея Прошкина. Надеюсь, картина понравится публике. «Орду» представляли на кинорынке в Каннах, и ею уже заинтересовался целый ряд европейских стран.

— Что нравится, привлекает, удивляет в современном российском и мировом кино?

— Нравится то, что кино еще снимают, это же и удивляет. Надеюсь, российский кинематограф выберется из гетто, куда он сам себя загнал, и мы увидим в будущем что-то интересное.

Источник: rbcdaily.ru

Добавить комментарий