Лолита — Алле Пугачевой: У меня нет человека роднее, чем Цекало!

Лолита — Алле Пугачевой: У меня нет человека роднее, чем Цекало!
Диалог двух самых известных разведенных женщин на «Радио “Алла”»

В последнее время Алла Пугачева редко откровенничает с прессой. Она вообще не очень охотно дает интервью, особенно на личные темы. Но зато в своем ток-шоу «В гостях у Аллы» Примадонна раскрыла новую грань своего таланта — она задает вопросы звездам и при этом дает сто очков вперед многим интервьюерам. На прошлой неделе она очень мило побеседовала с Лолитой Милявской. Фрагменты этого интервью мы публикуем сегодня.

Диалог двух самых известных разведенных женщин на «Радио “Алла”»

В последнее время Алла Пугачева редко откровенничает с прессой. Она вообще не очень охотно дает интервью, особенно на личные темы. Но зато в своем ток-шоу «В гостях у Аллы» Примадонна раскрыла новую грань своего таланта — она задает вопросы звездам и при этом дает сто очков вперед многим интервьюерам. На прошлой неделе она очень мило побеседовала с Лолитой Милявской. Фрагменты этого интервью мы публикуем сегодня.

Лолита — Алле Пугачевой: У меня нет человека роднее, чем Цекало!

«Поначалу я Сашу терпеть не могла»

Пугачева: — Сегодня ко мне пришла женщина, которой я всегда рада. Про таких говорят: и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. Лолита, скажи честно: когда ты начинала свою работу в кабаре-дуэте «Академия», это же не просто так возникло? Как вы с Сашей (Цекало. — Прим. ред.) познакомились?

Лолита: — Я вдруг нашла интеллект в человеке, которого терпеть не могла.

П.: — То есть Сашку ты терпеть не могла?

Л.: — Поначалу да. Он — меня, а я — его.

П.: — Да ты что! Вот ведь говорят: от ненависти до любви — один шаг… Ты уже тогда пела?

Л.: — Не умела я петь, Алла Борисовна. Цекало меня заставлял под гитару ноты какие-то выдавать. А мне тогда казалось, чем выше — тем лучше. И это было похоже на кота, которому откручивают одно место. Если послушать мои первые записи, очень похоже на эти звуки.

П.: — Но Сашке надо сказать спасибо — все-таки это он заставил тебя какие-то звуки издавать… Потом ты однажды вышла с сольными номерами в «Рождественских встречах», и это было незабываемо. А когда мы с тобой гуляли в Цюрихе, помнишь? Ты мне поставила диск с новыми песнями… И тогда я сказала: «Лолита, ты потрясающая певица».

Л.: — А вот этого я не помню. Я помню, как шоколадки тырила, пока вы спали. Потом много интимного помню из того, что вы рассказывали. Я никому сейчас не расскажу — что именно.

А еще, куда я бы ни переезжала, с кем бы ни сожительствовала после Цекало, у меня всегда стоит у кровати ваш подарок — музыкальная шкатулка, там еще мужчина и женщина в свадебном платье. И я всегда ставлю его на тумбочку у кровати, там обязательно лежит какой-то мужик… Я мужикам говорю: «Вот это — подарок Аллы Борисовны». И после этого они со мной живут. Некоторое время.

П.: — Ты посмотри, какая заводная оказалась игрушечка!

Л.: — Очень! Все жду, когда кто-то останется постоянный, не будет идиотом…

«После развода я пыталась доказать, что сильнее»

П.: — А вот сейчас вы с Сашей в нормальных отношениях? Вы же в первый раз за долгие годы встретились на шоу «Две звезды»?

Л.: — Нормально, по-человечески встретились. Без всякого выяснения отношений. Он даже цветы мне принес, было трогательно очень.

П.: — Ну это ты его клевала все время, сколько я помню. А он терпеливо все это выносил…

Л.: — За те 12 лет, что мы прожили вместе, имею право! После развода я ведь два года пыталась ему доказать, что сильнее, но у меня ничего не получалось. Потом мне психологи сказали, что так нельзя. Пока стараешься доказать — ничего не пойдет. И я успокоилась. А он оправился только лет через семь после развода. Я сейчас только смотрю: он похож на того Сашку, которого я знала. И сейчас мы перестали соперничать.

П.: — Ой, как все непросто… Да, разрывать отношения очень больно, особенно когда это не только личные, но и творческие тандемы… Но все-таки сразу образуется что-то новое. Это как ступень от ракеты — отваливается, и ты летишь вверх.

— Страшно, когда человек рядом с тобой и ты понимаешь, что он — просто ступень. И он сам это понимает. Я слышала такие упреки. Вот я хотела идти дальше, хотела петь сама. А Саша меня спрашивал: «А что я буду делать в этот момент на сцене?» И пошло соперничество. Я говорила в ответ на его упреки: «Сядешь мне на колени, и все!» или «Станешь с гитарой сзади и будешь играть!» Потому что устала от его хамства, он мне говорил, что я 1001-я певица России. Это была война.

«Венчались в Лас-Вегасе от безысходности»

П.: — А как же ваше венчание в Лас-Вегасе? Это серьезно или нет?

Л.: — Это от безысходности. Идем мы по Лас-Вегасу, друзья рядом. И мне вдруг так захотелось, чтоб Сашка на мне женился…

П.: — Захотелось замуж сходить? Знакомые ощущения…

Л.: — Ну а как же! Хотелось страданий. Русская душа — она же на страданиях поет. Когда хорошо, не поется…

И вот я помню, что друзья сказали: «Вот здесь венчают круглосуточно». И я предложила: «Давай повенчаемся!» Для меня это было серьезно, а для Саши — просто шоу. Потом я порвала это свидетельство. А он, что меня удивило, послал в США запрос, нам прислали дубликат…

Потом мы уже отрицали, что мы вообще любили друг друга. В общем, два идиота…

П.: — Два артиста! Любовь — она бывает в разных проявлениях. Мне кажется, вы и сейчас любите друг друга…

Л.: — Мне с ним очень тепло. Вот он в этом году позвонил и поздравил меня с днем рождения. В первый раз за долгие годы, так он обычно SMS присылал. Позвонил и первое что сказал: «Ты кашляешь. Как ты?» И я вдруг начала говорить, у меня рот не закрывался. Когда я пою — он стоит за кулисами и на всех орет: «Заткнитесь, я слушаю». И у него слезы могут течь в этот момент. У меня роднее человека, чем он, нет.

«Хочу уйти из ток-шоу “Без комплексов”

П.: — А вот еще у тебя есть программа “Без комплексов”. Я очень уважаю тебя за нее. Это ведь непросто первой показать себя без комплексов — без краски, такой-рассякой. Ведь образ “гордой, сильной”, я же прекрасно понимаю, что не гордые мы и не сильные, и плачем порой у окна. Но есть программа, которая дает тебе возможность показать себя другой…

Л.: — Которая высасывает из меня столько сил, что я хочу из нее уйти. Я веду ее два года, мы записываем по 3 — 4 программы в день. И за это время я поняла, что стала истеричкой. Я терпеть не могу контакты, мне надо, чтоб со мной никто не разговаривал… Чувствую себя оголенной!

П.: — А как же! Раньше у тебя хоть психологи были в программе, они что-то брали на себя. А теперь ты все эти беды, проблемы женщин и мужчин берешь на себя. Ведь никто даже не задумывается, что после этого бывает чисто физическое недомогание.

Л.: — У нас в стране с психологами вообще проблема — процентов 20 суицидов происходит после посещения психологов. Единицы хороших психологов, кто хочет помочь людям. Остальные хотят зарабатывать деньги в долгих сеансах. А мне надо помогать людям за один раз. И я выкладываюсь на каждого человека. Теперь у меня нет сил, я так проплакала много, что просто уже начинаю сама себя раздражать.

П.: — А может быть, тебе книгу написать? Психологическую?

Л.: — Уже год собираюсь — ни строчки не написала. Первая фраза: “Милявская, ты — дура!” И дальше большой перечень, почему я такая….

П.: — Это та самая книга, которую ты хотела назвать “Вся правда о себе и немного о других”?

Л.: — Я просто хотела напугать некоторых. Представляете, если я напишу правду?! Нет, я не могу сдавать товарищей. Это неприлично.

П.: — Вот я тоже не могу. Меня все спрашивают, когда же я напишу книгу. А я отвечаю: “Мне надо пережить всех. Тогда я смогу что-то написать!”

Л.: — Говорить правду невозможно, потому что в ней замешаны и другие люди… Вот я и подумала написать карманный сборник “Как сделать, чтоб его потерять”. И еще один — “Как сделать, чтоб его не потерять”.

П.: — У меня тоже лежит кипа листочков, где написано только название — “Непарный шелкопряд”…

“Мужчины — как острова”

Л.: — Недавно меня порадовали: кемеровский театр поставил спектакль по мотивам моей жизни. Я спросила: какой там финал? А там в финале мне желают найти мужика.

П.: — А чего его желать? Он сам придет.

Л.: — Или я к нему приплыву. У меня все мужики — как острова… Поплавала-поплавала свободно, и на остров!

Народное интервью

“Хочу, чтоб меня любили не за яркий фасад”

Во время ток-шоу “В гостях у Аллы” вопросы задают и радиослушатели. Вот о чем спрашивали Лолиту.

— Лолита, у вас есть комплексы старения? И как вы с ними справляетесь?

Л.: — Есть.

П.: — У кого их нет, покажите мне?

Л.: — У меня был период в жизни, когда я сама себе нравилась. После развода я так расцвела… Я такая красивая была, модель! И мужики падали к ногам — бах, бах, бах…

А потом мне надоела эта красота. Я сняла наращенные волосы и перестала одеваться изысканно. И я стала есть хлеба столько, сколько хочу. Мне захотелось, чтоб пришел тот, кто полюбит меня такой, какая я есть, а не тот фасад, который нарисован.

Пусть он увидит, что у меня бывает отек оттого, что пошаливает сердце. Пусть он все это увидит… Вот у меня сейчас такой период: мне надо, чтоб меня любили не за то, что снаружи. А за то, что внутри!

П.: — Давай найдем себе докторов. Они-то уж точно знают, что у нас внутри…

(Смеются.)

— Что такое развод для женщины? А что для мужчины?

Л.: — Это стресс. И удар по самолюбию и с той, и с другой стороны. В разводах понятие любовь нивелируется. Люди сразу вспоминают об амбициях. Женщины страдают — вот, меня бросили. Нет! Бросают окурок. Человека нельзя бросить. Именно с этим чувством в разводе справиться сложнее всего.

П.: — Очень правильно сказала, ты уже прямо как настоящий психолог. Я к тебе приду за советом!

Источник: kp.ru

Добавить комментарий