Маршрут удачи: Казань — Тбилиси — Петербург («Элита Татарстана», Казань)

Маршрут удачи: Казань — Тбилиси — Петербург (
Известная артистка театра и кино, лауреат конкурса актерской песни «Голубка» и конкурса актерских работ «Крик души», участница фотопроекта «Сильные духом» в рамках Петербургской недели «Женщина года-2012» Лилиан Наврозашвили своей яркой карьерой поддерживает дух знаменитой семьи. Она — внучка Мусы Джалиля, имя которого имеет особое значение для нашей республики. Это единственный советский писатель, который получил звание Героя Советского Союза и стал лауреатом Ленинской премии посмертно. Лилиан убеждена в правильности девиза своего дедушки: «Жить так, чтобы и после смерти не умирать».
Известная артистка театра и кино, лауреат конкурса актерской песни «Голубка» и конкурса актерских работ «Крик души», участница фотопроекта «Сильные духом» в рамках Петербургской недели «Женщина года-2012» Лилиан Наврозашвили своей яркой карьерой поддерживает дух знаменитой семьи. Она — внучка Мусы Джалиля, имя которого имеет особое значение для нашей республики. Это единственный советский писатель, который получил звание Героя Советского Союза и стал лауреатом Ленинской премии посмертно. Лилиан убеждена в правильности девиза своего дедушки: «Жить так, чтобы и после смерти не умирать».
Маршрут удачи: Казань — Тбилиси — Петербург (

Известная артистка театра и кино, лауреат конкурса актерской песни «Голубка» и конкурса акт
— Лилиан, вы воспитывались в духе двух разных культур — татарской и грузинской. Какая из них вам более близка? Есть ли у вашей семьи свои традиции?

— В моей семье немало творческих личностей, к примеру, бабушка — поэтесса и переводчик, мама — музыкант и кинорежиссер, папа — художник. Отец приехал на КАМАЗ с выставкой, там и познакомился с мамой. Тот факт, что они были разных национальностей, никак не помешал им строить гармоничные семейные отношения. Правда, папа не мог долго находиться вдали от Тбилиси, ему были необходимы воздух родной земли, друзья, природа, кухня. Татарская кухня ему нравилась, а пироги особенно (губадья, кастыбый), сладости талкыш-калеве. Я выросла в Казани, а когда впервые поехала в Тбилиси, меня охватило волнение: совпадут ли мои представления о родине отца с тем, что увижу? Я почувствовала там немало любви и солнца, увидела людей, улыбающихся и незамороченных, не говоря уже о темпераменте и гостеприимстве. Это было так приятно. Мне часто задают вопрос: кем вы себя больше ощущаете, грузинкой или татаркой? Когда приезжаю в Казань и слышу родной мамин язык и песни, я чувствую себя татаркой, а когда бываю в Тбилиси и говорю, пусть не очень хорошо, на папином языке, хожу по старым улочкам района Сололаки, то чувствую гордость, что в моих жилах течет грузинская кровь. «Сололаки, Сололаки, Сололак, эти портики, мансарды, как маяк, и над городом аллея. Мы вдвоем шли по ней, но каждый думал о своем», — писал об этом чудном месте Натан Баазов. Мне кажется, это естественно — любить одинаково родину отца и матери. И для татар, и для грузин очень важны семейные традиции, религия, культура. А родители, любящие и уважающие друг друга, — главное для ребенка.

— Помимо родителей, кто оказал на вас сильное воздействие?

— Замечательный певец Альберт Асадуллин, который нередко приходит на мои спектакли, а я к нему на концерты. Это потрясающий человек, добрый, талантливый и чуткий, друг и жизненный наставник, у меня есть мечта спеть с ним вместе, может, в ближайшее время что-то получится в этом плане. А главным творческим мастером во время учебы в Питере считаю Теймура Чхеидзе, художественного руководителя Российского государственного академического Большого драматического театра имени Георгия Товстоногова. Я приехала в «северную» столицу после окончания театрального училища в Казани, когда уже прошла пора вступительных экзаменов в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства, куда я мечтала поступить. И благодаря Чхеидзе, который устроил мне прослушивание, меня взяли, правда, сначала вольнослушателем, на курс Андрея Толубеева. В меня поверили, и со временем я доказала, что серьезно отношусь к профессии актрисы. До сих пор вспоминаю доброту своих педагогов.

— Известно, что в творчестве Мусы Джалиля детские стихи занимали большое место. Поэт глубоко и хорошо знал психологию детей. Вам в детстве часто о нем рассказывали, читали его произведения?

— Каждый год 15 февраля и 25 августа мы с мамой рано утром шли к Кремлю, чтобы возложить цветы к памятнику дедушке. Это была традиция, которая впоследствии переехала с нами в Питер. На Васильевском острове открыли памятник Мусе Джалилю, в день рождения и день казни мы обязательно приходим туда с цветами. В детстве мама читала мне дедушкины стихи, самыми любимыми были поэма «Джим», баллада «Соловей и родник». Я всегда плакала, когда слышала, как соловей бросился к роднику, выпил каплю отравленной воды и упал замертво, чтобы спасти джигита. Он пожертвовал собой, так же, как сам Джалиль и другие воины ради своего народа, мужественно принявшие смерть. Теперь я своему сыну читаю эти стихи, вижу, как он сопереживает героям, и мне хочется верить, что он вырастет достойным человеком. У мамы хранятся письма отца к ее маме, и, конечно, это семейная реликвия.

— Казань того времени, когда вы учились в школе и в театральном училище… Чем запомнились вам годы, проведенные здесь?

— Став взрослыми и покинув родные места, мы думаем, что обрели долгожданную свободу от родительской опеки и можем сами выбирать, куда идти, что делать, с кем дружить. Но, сталкиваясь с трудностями, испытаниями, необходимостью принятия важных решений, понимаем, как беззаботно, тепло и уютно было в родительском доме и родном городе, где все знакомо… Казань многое дала мне. Первые шаги на сцене еще в школе. Учеба в музыкальной школе №1 на ул. Толстого. Мне очень нравилось петь в хоре, хотя основным инструментом было фортепьяно, и до сих пор я с удовольствием что-нибудь разучиваю просто для себя. Помню наши с мамой походы в консерваторию и оперный театр, где у памятника дедушке всегда лежали свежие цветы, а я, возлагая красные гвоздики, мечтала, что когда-нибудь выйду на эту легендарную сцену и почувствую незримое присутствие дедушки, ведь он слушал в этом зале «Алтынчач», к которой написал либретто.

— Как принял вас в свое время Санкт-Петербург?

— Здесь у меня началась настоящая взрослая жизнь. Все наставления мамы я вдруг услышала и осознала, только находясь далеко от дома. «Не распыляйся, будь целеустремленной, дорожи временем, но обязательно ходи на концерты, спектакли, выставки, только так может расти творческий человек, нельзя закрываться в свою скорлупу», — говорила мама. И я ходила в Мариинку, консерваторию, в театры, театральную библиотеку, где нашла замечательных друзей. Родным для меня всегда был Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова, я мечтала служить здесь, смотрела все спектакли, ходила на репетиции и наблюдала, как работают Фрейндлих, Басилашвили, Лебедев, Лавров, Усатова и Толубеев. А когда мы заканчивали вуз, на последнем курсе меня пригласили в ТЮЗ на главную роль в детском спектакле «Пойми меня». После премьеры и выпуска из стен театральной академии Толубеев убедил меня, что надо работать в ТЮЗе, ведь прийти в труппу с главной ролью — это большая удача. А в Большом драматическом театре можно годами ждать своего часа. Я решила послушаться и, проработав 13 лет, сыграв в 30 спектаклях, уверена, что сделала правильный выбор. Мои однокурсники, те, кто решил попробовать свои силы в Большом драматическом, менее востребованы. А для актера важно выходить на сцену, не простаивать.

— Для каждого актера очень важно найти «своего» режиссера как в театре, так и в кино. Кто «ваш» режиссер?

— Один из моих педагогов Роман Мархолиа поставил дипломный спектакль «Сон в летнюю ночь». У него характерная мимика и пластика, и мне очень понравилось с ним работать, тем более что я очень люблю жанр пантомимы и буффонады. В Казани я занималась пантомимой у Рустама Фаткулина, что впоследствии пригодилось мне в профессиональной деятельности. Мархолиа также позвал меня в свой независимый проект на главную роль Пьеретты в пластическом спектакле «Покрывало Пьеретты». Я получила огромное удовольствие от этой работы. Мы были приглашены на многие театральные фестивали, а на телеканале «Культура» была показана телевизионная версия спектакля. А еще в свое время мне очень нравилось то, что делал Фарид Бикчантаев, я мечтала поработать с ним. До сих пор помню его спектакли «Учитель танцев», «Версальский экспромт» и другие. В Санкт-Петербургском ТЮЗе я сыграла Марианну в «Тартюфе», Регану в «Короле Лире». Именно эти две работы хочется отметить, потому что режиссеры, которые их ставили, очень много мне дали в профессиональном росте. Это Александр Кузин из Ярославля, у него замечательная школа, грамотный разбор материала, и Адольф Шапиро. Для Шапиро тема власти и возможности доверия в том государстве, которым он управляет, особенно близка. Он пережил несколько политических режимов, руководил театром и знает, что такое власть. На его спектаклях воспитано несколько поколений русских и латышских актеров.

— Лилиан, а какие качества важны в вашей профессии, на ваш взгляд?

— Один из моих любимых спектаклей — «Наш городок», поставленный удивительным режиссером, добрейшим человеком Михаилом Лурье, воссоздает атмосферу жизни провинциального городка со своими радостями и горестями. Акапельно звучат хоралы на идише и хиты 30-х и 50-х годов на английском и французском языках. Я всегда мечтала петь и танцевать на сцене, и в этой постановке моя мечта осуществилась — я исполнила восемь песен. Вся наша команда актеров, принимавших участие в этом спектакле, обожает его. А посмотрите «Весь этот джаз» Боба Фосса и «Кордебалет» с Майклом Дугласом, «Поющие под дождем» с Джином Келли. Это же уникальные мюзиклы. Актер должен уметь все. Меня раздражает, когда артист говорит: «Я это не могу, не умею». Голос, пластика, хореография — все должно быть в нашем арсенале. Правда, кино — немного другой мир. В театре нет крупного плана, поэтому многие театральные актеры не сразу понимают, что на киносъемках, слишком эмоционально работая и мимикрируя, можно выглядеть театрально, неестественно. В этом случае режиссер должен помочь. А бывает, что актеры, убедительные на экране, в театре не интересны, не энергичны. Но все индивидуально. В любом случае, нужно всегда осваивать что-то новое для себя, не чувствовать потолка и не довольствоваться достигнутым. Жизнь — это вечное движение…

Спасибо за содержательную беседу! Успехов вам в творчестве!

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий