Коммунальная квартира городского масштаба в новом романе Маши Трауб

Коммунальная квартира городского масштаба в новом романе Маши Трауб
На этой неделе:

Фазиля Искандера предложили номинировать на Нобелевскую премию.

Борис Акунин напишет «Историю российского государства».

Среди претендентов на американскую премию за лучшую переводную книгу — два русских произведения.

Писатель и журналист Маша Трауб расскала о своей новой книге «Тетя Ася, дядя Вахо и одна свадьба».

Хроника литературной жизни

На этой неделе:

Фазиля Искандера предложили номинировать на Нобелевскую премию.

Борис Акунин напишет «Историю российского государства».

Среди претендентов на американскую премию за лучшую переводную книгу — два русских произведения.

Писатель и журналист Маша Трауб расскала о своей новой книге «Тетя Ася, дядя Вахо и одна свадьба».

Хроника литературной жизни

Коммунальная квартира городского масштаба в новом романе Маши Трауб

Андрей Битов от имени писателей Русского ПЕН-центра написал в Нобелевский комитет письмо-обращение, в котором предложил номинировать на премию советского и российского прозаика, лауреата государственных премий Фазиля Искандера.

Битов назвал Искандера величайшим из ныне живущих отечественных писателей и, в частности, написал: «Я считаю его роман „Сандро из Чегема“ лучшим романом в русской литературе XX века. Не зная ничего о том, что называется „магическим реализмом“, он к нему пришел, по счастливой случайности родившись в маленькой, уникальной стране Абхазии на побережье Черного моря. Абхазия стала для него лупой, через которую он смог увидеть всю советскую империю».

Среди претендентов на престижную американскую премию Best Translated Book Award — два перевода с русского. Это сборник рассказов Андрея Платонова «Счастливая Москва» в переводе Роберта и Элизабет Чандлер и роман Михаила Шишкина «Венерин волос» в переводе Мариан Шварц.

Жюри премии за лучшую переводную книгу рассматривает не только качество перевода, но и оригинальный текст, работу редактора и издателя. Награду в размере 5 000 долларов получает как переводчик, так и автор произведения.

По словам одного из членов жюри, литературного критика Майкла Ортофера, современная российская литература в последние годы заняла свое место в общеевропейской словесности. Однако Ортофер отметил, что переводы современной русской прозы пока публикуются в основном небольшими частными издательствами, такими как, например, Glagoslav, где недавно вышел перевод сборника «Грех» Захара Прилепина. Среди пока немногих авторов, интересных и крупным американским издателям, Ортофер назвал Виктора Пелевина, Ольгу Славникову и Людмилу Петрушевскую.

В списках претендентов Best Translated Book Award имена российских писателей фигурировали неоднократно. Однако победа до сих пор была лишь одна: в 2010 году первое место досталось сборнику Елены Фанайловой «Русская версия» в переводе Евгении Туровской и Стефани Сандлер.

В списке претендентов этого года — переводы с 13 языков, в том числе с венгерского, китайского, норвежского, персидского и японского. Имена победителей объявят в Нью-Йорке 4 мая.

Американское издательство Glagoslav Publications, которое специализируется на литературе Восточной Европы, этой весной выпустит целую серию русских, украинских и белорусских книг. В переводе на английский выйдут романы Эдуарда Кочергина, Александра Терехова, Захара Прилепина, Дмитрия Глуховского и Сергея Жадана, а также роман лауреата «Русского Букера-2009» Елены Чижовой «Время женщин».

Григорий Чхартишвили, больше известный как писатель Борис Акунин, решил написать многотомную «Историю российского государства». О новом проекте писатель объявил в своем блоге и признался, что всегда хотел быть новым Карамзиным. Из его сообщения следует, что первый том «Истории» уже написан — в нем охватывается период до монгольского нашествия. По замыслу автора, книги предназначены не для историков и будут написаны довольно увлекательно, однако все исторические факты проверят специалисты.

Одновременно Чхартишвили заявил, что перестает писать детективы. Выпущенная в прошлом году книга про Эраста Фандорина «Черный город» станет последней в серии исторических детективов Бориса Акунина. Однако полностью отказываться от художественной литературы писатель не собирается. И параллельно с каждым «серьезным» историческим томом планирует выпускать художественный роман, действие которого будет разворачиваться в описанную эпоху. Со временем все вымышленные сюжеты образуют историю одного русского рода.

Актуальное чтиво

В издательстве «Эксмо» выходит новый роман популярной российской писательницы Маши Трауб о жизни в приморском южном городке. Книга называется «Тетя Ася, дядя Вахо и одна свадьба». Вот что рассказала о ней автор:

«Это очень добрая, смешная, грустная, лиричная история — в общем, разная. Для меня большая честь, что этот роман понравился Георгию Данелии, чьи слова будут на обложке этой книги. Это необычайно приятно, потому что мне хотелось сделать немножко другую историю, она, в общем, нетипична для меня.

Просто я оказалась в городке, где каждая фраза, каждый жест, каждая ситуация на улице — это или готовый анекдот, или народная мудрость. Мне хотелось все это привнести в книгу, чтобы были живые персонажи и читатели слышали их голоса».

Открывая книгу, читатели действительно мгновенно попадают в небольшой южный городок, где все на виду, и буквально весь город знает, когда ты проснулся, каковы твои планы на день и что из этого выйдет — такая коммунальная квартира городского масштаба со всеми ее особенностями. Маше Трауб удается живо и увлекательно писать о самых обыденных вещах и при этом не просто фиксировать реальность, а выходить на тот уровень обобщений, который и делает прозу по-настоящему качественной:

«Это, безусловно, художественное произведение, буквально я никогда ничего не списываю с жизни, потому что это просто невозможно — жизнь гораздо многограннее, чем самый смелый замысел писателя. Я впитывала краски, пейзажи, какие-то детали. Но история, которая описывается в книге, могла произойти сейчас, когда угодно, а могла и не произойти. Конечно, это художественное произведение».

Маша Трауб — журналист, колумнист газеты «Известия» и автор почти двух десятков книг, среди которых есть и детские. После школы Маша занималась на курсах в Литинституте, но поступать решила все же в МГИМО на факультет журналистки. В качестве напутствия получила от поэта Юрия Левитанского такую характеристику: «девочка талантливая, но променяла высокую литературу на желтую журналистику». Сама Маша, как оказалось, ничуть об этом не жалеет:

«Изначально я хотела просто писать и совершенно не хотела стать писателем. Мне кажется, у многих подростков, у всех детей есть тяга к сочинительству. В какой-то момент я поняла, что хочу стоять на ногах твердо и могла совершенно спокойно обойтись без стихов. Со мной на курсах занимались юноши и девушки, которые совершенно не представляли свою жизнь без поэзии, а я прекрасно могла обойтись без этого.

Мне показалось, что я лучше буду заниматься журналистикой, мне нужна была профессия, которой я смогу зарабатывать деньги. Более того, сейчас я не ухожу из журналистики, делаю все возможное, чтобы из нее не уходить, у меня колонки в четырех разных изданиях, и журналистика — это по-прежнему мой хлеб, моя тренировка, моя зарядка и мой труд, мое любимое дело».

Однако за 7 лет у журналистки Маши Трауб вышло более 15 книг, критики сравнивают ее с Викторией Токаревой и Юрием Трифоновым, не без оснований называют Довлатовым в юбке за узнаваемую и иронично описанную правду жизни. Читатели ее прозу обсуждают, советуют друзьям, устраивают дискуссии в Интернете. То хвалят автора за наблюдательность, то ругают за честность. Для самой же Маши главными читателями и критиками остаются самые близкие — муж и мама. Рассказала Маша Трауб:

«Первый мой читатель — это муж, потому что он не только муж, но и очень опытный редактор, причем довольно жесткий. Рукопись я отдаю ему, но не черновую, а уже готовую. Только после этого я отдаю ее редактору, которому доверяю совершенно безусловно и безгранично. И мама, но она читает уже готовую, вышедшую книгу.

Муж, редактор и мама — это три человека, которым я доверяю и делаю так, чтобы было интересно прежде всего им. Что касается детей, то они читают классику и пока не очень понимают, чем занимается мама. Как шутил мой сын, писатели — это те, кто уже умер и висит на стене в классе. Пока я еще не вишу в рамочке, я остаюсь мамой».

Роман Маши Трауб «Тетя Ася, дядя Вахо и одна свадьба» появится в продаже в ближайшее время, а автор уже работает над новой книгой.

Цитата

В преддверии Всемирного дня смеха писатель и эссеист Лев Рубинштейн читает отрывок про 1 апреля из своей последней книги «Знаки внимания»:

«Я не очень люблю этот разухабистый праздник. Может быть, дело в том, что я всегда был очень уж доверчив, очень уж был „обманываться рад“, а сам фатально не умел чего-нибудь этакое выдумать, как ни старался.

А ведь были неутомимые выдумщики. И, главное, вполне успешные. Однажды, например, мой школьный приятель, а в то время — консерваторский студент — собрал немалое число людей на довольно отдаленной подмосковной станции, где в местном клубе якобы должен был состояться полуподпольный просмотр кинофильма «Восемь с половиной». Те, кто хоть чуть-чуть представляет себе жизнь и нравы интеллигентного горожанина конца 1960-х годов, поймут, о чем речь.

Надо ли уточнять, что сам он туда не приехал — что он, дурак, что ли.

Тщетно прождав его минут сорок и основательно продрогнув на весеннем ветру, мы принялись недоумевать: Мишка же ответственный и обязательный человек, не случилось ли чего. Но когда кто-то из наиболее проницательных осторожно поинтересовался, какое сегодня число, все сразу все поняли.

Сначала все, перебивая друг друга, со вполне объяснимой душевной теплотой высказались в адрес первоапрельского шутника. Потом, поостыв и пораскинув мозгами, отправились в пристанционный магазинчик, где закупились некоторым количеством соответствовавших моменту напитков и в результате совсем неплохо провели время в электричке, умчавшей нас обратно в Москву. И даже, помнится, расчувствовавшись, выпили и за здоровье виновника нашего импровизированного торжества.

Но такое бывало редко. Все больше — глупости какие-то».

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий