Историческая политика на постсоветском пространстве: Прибалтика, Молдавия, Грузия, Россия

Фонд «Историческая память» провёл 25 сентября в Москве международный круглый стол «Историческая политика и электоральные циклы на постсоветском пространстве». Приняли в нём участие представители научных учреждений, общественных объединений и массмедиа из Грузии, Латвии, Литвы, Молдавии, России и Эстонии. Дискуссия имела экспертный характер, присутствующие старались оценить роль активизации исторической политики во внутри— и внешнеполитическом дискурсе данных стран.

Фонд «Историческая память» провёл 25 сентября в Москве международный круглый стол «Историческая политика и электоральные циклы на постсоветском пространстве». Приняли в нём участие представители научных учреждений, общественных объединений и массмедиа из Грузии, Латвии, Литвы, Молдавии, России и Эстонии. Дискуссия имела экспертный характер, присутствующие старались оценить роль активизации исторической политики во внутри— и внешнеполитическом дискурсе данных стран.

Представители Латвии отметили, что историческая политика в их стране проводится на фоне острого экономического кризиса последних годов. Руководство не обладает рычагами влияния на экономику для решения социальных проблем. По словам Эйнарса Граудиньша, экономиста и политического публициста, создание нового подхода к истории инициируется на политическом уровне и через учебники и масс-медиа внедряется в общество. По мнению Юрия Алексеева, председателя медиа-клуба Imboclub.lv, латышское правительство использует лозунг об «оккупации» Латвии советской властью для оправдания отказа в гражданстве русским, поселившимся на территории республики в советские времена. Андрей Бердников, научный сотрудник Института социально-политических исследований Факультета социальных наук Латышского университета считает, что исторические и этнические вопросы являются превалирующими для латышского общества, и трудно решить, кто играет роль двигателя исторической политики.

Большой интерес участников вызвали вопросы истории в политическом дискурсе Литвы, где на декабрь этого года намечены парламентские выборы. Её представители отметили, что из семи партий, баллотирующихся в парламент, только у двух самых крупных вопрос компенсации за «советскую оккупацию» появляется в официальной программе. Литовские эксперты напомнили, что общественность Литвы во всех нынешних бедах своей страны обвиняет советский период истории. Вопрос компенсации периодически поднимается и находит отклик у электората, но не является превалирующей темой в политической повестке дня.

В отличие от литовской и латышской политических арен, в Эстонии историческая политика носит другой характер. Илья Никифоров, член Русского Общества Эстонии, оценил её как системную, последовательную и целеустремлённую. Из исторических работ, отличающихся друг от друга контекстами и оценками, политическое руководство выбирает подходящие своей повестки дня. Никифоров отметил, что история является не отдельным инструментом политики, а фоном для использования других инструментов. Цель заключается в формировании в обществе определённого сознания для решения текущих проблем.

Представители Молдавии, в свою очередь, отметили селективность в выборе Кишиневом исторических аспектов в молдавской политике. Виталий Андриевский, руководитель информационно-аналитического портала AVA.MD, перечислил ряд исторических вопросов, используемых во внешней политике Кишинёва, цель которых заключается в подготовке определения будущего Молдавии. По его оценке, в отличие от прибалтийских стран, историческая политика работает не на объединение молдавского государства, а на его расчленение. Андреевский отметил также, что в предвыборный период вопросы истории играют роль преимущественно в контексте отношений Молдавии с Приднестровьем и Россией.

Представитель Грузии политолог Александр Чачия рассказал о том, как историческая политика отдельных стран переходит от национального измерения к международному. Он отметил антироссийский характер действий определённых государств в этой области и заявил, что причиной возникновения данной ситуации является отсутствие собственной исторической политики у России, равно как и привлекательной для постсоветских стран идеологии.

Эксперт Института стран СНГ Михаил Александров (Россия) заявил, что историческая политика отсутствует у Москвы в силу идеологического раскола российской власти, которая должна формулировать данную политическую линию. Причину возникновения данной ситуации объяснил Денис Мальцев из Российского Института стратегических исследований. Он заявил, что Россия не могла вести исторической политики после 1991 г., потому что это привело бы к размежеванию по линии «свой-чужой». Мальцев поделился также общими наблюдениями за предвыборными циклами и изменениями в исторической политике. По его мнению, эти два явления уже мало связаны, потому что произошла институционализация исторической политики. В нынешнее время циклы исторической политики являются длиннее, чем предвыборные, считает эксперт.

Ближе к завершению круглого стола дискуссия свелась к вопросу о потребности формирования неконфронтационной и согласованной исторической политики в сопредельных странах. Итог подвёл Александр Буриан, президент Молдавской Ассоциации международного права, призвав к работе над исторической политикой в экспертных кругах, не ожидая, что её тон будут задавать представители элиты.

Александра Ковальчук

Источник: regnum.ru

Добавить комментарий