10 биографий музыкантов: Карен Карпентер, Дэниел Джонстон, Джо Страммер, Леонард Коэн и другие музыканты

10 биографий музыкантов: Карен Карпентер, Дэниел Джонстон, Джо Страммер, Леонард Коэн и другие музыканты
30 Century Man

30 Century Man

10 биографий музыкантов: Карен Карпентер, Дэниел Джонстон, Джо Страммер, Леонард Коэн и другие музыканты

Портрет шотландского затворника поп-идола в 60-е и постоянного посетителя обшарпанных баров в 70-е, который затем стал раз в одиннадцать лет записывать выдающиеся внежанровые пластинки. Режиссер Кийак изобразил одного из самых нелюдимых гениев милым и приветливым, одновременно проследив процесс записи последнего на сегодня уокеровского сочинения The Drift. Среди говорящих голов поклонники Албарн, Кокер, Марр, Боуи; лучший момент запись перкуссии для альбома The Drift с помощью куска свинины.

La Faute Des Fleurs

Японский бард, поэт и художник Казуки Томокава считает искусство не более чем игрой, что не мешает ему во время концертов набрасываться на зрителей, непочтительно поедающих курицу. Этнограф от музыкальной документалистики Винсент Мун провел с Томокавой две недели и снял Без цветов очень темный, очень тихий байопик с бесконечной макросъемкой, толком не объясняющий исключительность Томокавы и его значимость для местной музыкальной сцены. Гораздо важнее, что Мун за иконой разглядел 59-летнего мужчину, который страстно переживает во время просмотра спортивных матчей, постоянно ругается с сыном и не боится показаться самым серьезным человеком на свете. В чем величие стихов Томокавы, узнать из фильма не удастся Мун предусмотрительно отключает английские субтитры во время песен; с образом Томокавы это вяжется как нельзя лучше, тем более все гораздо лучше объясняет его голос.

Hated (GG Allin)

Один из самых грустных фильмов о музыке. Джи Джи Аллин, расскажет потом режиссер Тодд Филлипс, был вообще-то нормальным парнем, когда ничего не выпивал и не употреблял это, впрочем, происходило это с ним нечасто. Первый фильм тогда еще студента Филлипса калейдоскоп панк-спектаклей, в которых Аллин таскает женщин за волосы, дерется голым со зрителями, не говоря уже о прочем непечатном. По мере прогрессирующей оголтелости Hated воспринимается не со смехом, но с бесстрастностью: вечно голый барабанщик и басист с гитлеровскими усами вяло пробуют что-то объяснить, но все видно по глазам главного героя. Аллин не дожил до обещанной попытки самоубийства на сцене, переборщив с героином; Филлипс, как известно, снял много комедий и стал соавтором сценария к Борату.

Bird

Игровой фильм о великом джазовом саксофонисте. Сделан с любовью Клинтом Иствудом, идет почти три часа и стоит половины иных документалок. Будущий пес-призрак Форест Уитакер в роли Птицы на пике карьеры; Чарли Паркера в то время, однако, больше волновали не столько последствия славы, сколько смерть дочери. И семейная драма, и реконструкция эпохи 40-х50-х; Bird (Глобус за режиссуру, Оскар за звук), собранный главным образом по мемуарам главной женщины Паркера, задал фильмам о джазе такую планку, какую не выдержал ни спродюсированный в следующем году Иствудом байопик Телониуса Монка, ни кто-либо еще.

Superstar: the Karen Carpenter Story

Замаскированный под ТВ-фильм путь певицы Карен Карпентер сперва к известности, а затем к анорексии. Мама, а затем продюсеры запрещают юной Карен играть на барабанах: в первом случае звучит аргумент сколько женщин-барабанщиц ты знаешь? , во втором это уже ради того, чтоб обладательницу грандиозного вокала могли увидеть чуть поближе. Карпентер, спасающая своим голосом самую слащавую песню, заболела анорексией и умерла от сердечного приступа в 32 года; Синтия Гибб, характерная красавица из 80-х, играет ее порой совсем уж с карикатурной дубовостью. И все же этот Superstar гораздо лучше, чем та же увлекательная история, рассказанная будущим режиссером I\’m Not There Тоддом Хейнсом с помощью кукол Барби.

The Devil Daniel Johnston

По счастливой случайности многие важные этапы жизни американского сочинителя трогательных лоуфайных песен Дэниэла Джонстона почти полностю запечатлены на видео. Документалист Фойерцайг добавил к домашним съемкам музыку, несколько разговоров, инфантильную джонстоновскую живопись и получил трогательное жизнеописание гения-аутсайдера, обожаемого всей американской инди-сценой. И про судьбоносную футболку Курта Кобейна, и про любовь, которая тебя в конце концов отыщет, и про маниакально-депрессивный психоз вследствие экспериментов с ЛСД (см. заголовок). Фильм о победе искусства над любыми обстоятельствами: из множества музыкантов Джонстон выглядит, как ни странно несмотря ни на болезнь, ни на что-либо еще одним из самых счастливых.

Joe Strummer: The Future Is Unwritten

Недостатки исследуемого фронтмена The Clash один из главных музыкальных режиссеров Джулиан Темпл не прячет, а вскрывает с помощью огромного количества комментариев и архивных записей. Рассказывает историю голос Страммера, который к моменту выхода фильма уже пять лет как умер; комментируют люди у костра от Боно и Бушеми до Мартина Скорсезе, на которого, оказыается, The Clash немало повлияли во время создания Бешеного бака. За биографией группы лучше обратиться к снятому ранее Westway To The World; здесь же про путь сына дипломата к статусу почетного английского панка, который понимал, что будушего и так нет зато его гораздо интереснее сочинить.

Pete Seeger: The Power of Song

Рассказ об антивоенном певце и краткий экскурс в американскую политику середины XX века. С одной стороны, главное занятие нынешнего Пита Сигера рубить дрова на своем участке в Биконе, штат Нью-Йорк; но даже и сейчас, в 93 года, он порой расчехляет банджо и поет Quite Early Morning. Кроме пенсионеров и биографа, практически никого в The Power of Song не появляется; очень много ч/б снимков, очень неторопливый темп. Доисторическое зрелище для времени, когда песню уровня This Land Is Your Land уже вряд ли напишут, а если вдруг, то объединить она кого-либо для чего-либо нативно не способны; ровно этим и замечательное.

I\’m Your Man

Речи мудрого канадского барда чередуются с исполнениями его же кавер-версий. Коэн рассказывает об изнурительном творческом процессе и ложной репутации обольстителя, Ник Кейв вторит бэк-вокалисткам Suzanne, а Джарвис Кокер превращает I Can\’t Forget в идеальную песню Pulp. I\’m Your Man фильм про дзен и искусство сочинения великих песен; картинка ни разу не выдающаяся, в отличие от манеры Коэна говорить убедительной и очевидно лукавой, но лишенной всякой изворотливости.

Lemmy

Вряд ли фильм про лидера Motorhead сможет транслировать тот же трэш и угар, что его книжая автобиография; но та написана от первого лица, а вот посмотреть на знаменитые усы, бороду и шляпу со стороны толком не удавалось никому. При таком ракурсе Лемми выглядит будто бы уставшим от любимых занятий (разумеется, женщин, азартных игр и выпивки); ближе к концу понятно, что это скорее внутреннее спокойствие человека, который всегда и в любом состоянии старался сыграть свой лучший концерт. Сделанный после трех лет в компании Лемми байопик ухватил не столько осточертевшую суть рок-н-ролла, сколько то, что у Лемми была простейшая мечта стать рок-звездой. Мечта сбылась но довольствоваться этим он, к счастью, не собирается.

Источник: afisha.ru

Добавить комментарий