«Труд» попросил кинорежиссеров рассказать всю правду об их профессии

«Труд» попросил кинорежиссеров рассказать всю правду об их профессии
Кинорежиссер требует, чтобы актеры во всем его слушались

Павел Лунгин:

— Отношения на площадке похожи на семейную жизнь, каждый устраивает ее так, как понимает. Очень часто актер, если он звезда, ведет за собой режиссера. Я создаю на площадке ситуацию игры и активного творчества.

Егор Кончаловский:

Кинорежиссер требует, чтобы актеры во всем его слушались

Павел Лунгин:

— Отношения на площадке похожи на семейную жизнь, каждый устраивает ее так, как понимает. Очень часто актер, если он звезда, ведет за собой режиссера. Я создаю на площадке ситуацию игры и активного творчества.

Егор Кончаловский:

«Труд» попросил кинорежиссеров рассказать всю правду об их профессии

— Актер — он не деталь конструктора «Лего». Я очень люблю, когда актер вносит свои предложения, довольно часто соглашаюсь. Это касается не только реплик, но и концепции, трактовки, характера. Лучший способ управления актерами — крик и даже мат

Павел Лунгин:

— Тогда и лучший способ общения с животным — кнут и раскаленное железо, так, что ли? Представьте: я что, смог бы наорать на Олега Янковского или на Инну Чурикову?

Егор Кончаловский:

— С Гошей Куценко иногда бывало. Я кричу на площадке, чтобы выпустить эмоции, и это не злой крик. Другое дело, когда работаешь с некоторыми персонажами второго состава — на них лучше не кричать, а сразу бейсбольной битой. Режиссер считает себя специалистом во всем

Павел Лунгин:

— Если это настоящий режиссер, то да: он участвует и в монтаже, и в озвучании, и в записи музыки. Среди хаоса отснятого материала я должен выбрать картинку со своим ритмом. Или музыка: начинаешь прикладывать фрагменты к пленке, и оказывается, что вместе они не звучат. Очень много раз приходилось просить композитора переписывать.

Егор Кончаловский:

— Режиссер — главный автор картины, и в идеальном мире он присутствует на всех этапах производства фильма. Но то не значит, что режиссер разбирается во всем. Я знаю, чего хочу, но не владею технологией. Поэтому важно, чтобы у режиссера было взаимопонимание с каждым членом съемочной группы. Главная проблема режиссера — найти деньги

Павел Лунгин:

— Главная проблема — найти сценарий. Появляется сценарий — появляются деньги. Хороший сценарий — самая большая проблема современного кино, не только русского, но и мирового.

Егор Кончаловский:

— Первая проблема — финансирование, вторая — такая же важная — как правильно распорядиться этими финансами. Не дать недобросовестным продюсерам положить их себе в карман вместо того, чтобы купить оборудование для съемок. У меня был случай, когда игровую машину продюсер взял и забрал себе. Режиссеры любят снимать в фильмах одних и тех же актеров

Павел Лунгин:

— В общем, конечно, да. Во время съемок с актерами выстраиваются дружеские, даже семейные отношения — жалко от них оказываться. Вот Петр Мамонов: знаю, что есть планка, ниже которой он никогда не опустится, только вверх мо-жет подняться.

Егор Кончаловский:

— На определенном этапе своей жизни я очень тепло общал-ся и часто снимал Алексея Серебрякова, Сергея Шакурова, Любу Толкалину. Сейчас от этого отошел — предпочита-ю снимать новых артистов. Не ради новых лиц — ради новых ощущений, нового общения. Каждый режиссер мечтает получить «Оскар»

Павел Лунгин:

— Конечно. Хотя мне бы хватило и премии Каннского кинофестиваля. Но с «Оскаром» нельзя не считаться — эта американская премия стала главной в мире кино.

Егор Кончаловский:

— Я допускаю, что есть такие режиссеры, которые могут отказаться от «Оскара» в пользу главного приза урюпинского фестиваля детского анимационного кино. Я, наверное, совру, если скажу, что не хочу получить «Оскар». Другой вопрос — готов ли я заплатить цену за него? Чтобы получить награду, придется соблюсти американские идеологические параметры. Например, снять фильм об иракской кампании. Все режиссеры хотят снимать сериалы: это проще и денежнее

Павел Лунгин:

— Если снимать плохо, то да, деньги легкие, а вот если хорошо: Я видел блестящие американские сериалы, например «Клан Сопрано». Это потрясающее искусство. Хотиненко сейчас снимает по-трясающий сериал.

Егор Кончаловский:

— Я бы с большим удовольствием снял сериал, но не для того, чтобы заработать денег — хотя это тоже немаловажно, — а чтобы впоследствии стать продюсером, понимать, что это такое. И пусть тогда другие снимают сериалы и фильмы, а я буду на них как продюсер. Они много пьют

Павел Лунгин:

— Я заметил, что и писатели хорошие выпивают. В основном — да, пьют. Хочется сбросить нервное напряжение.

Егор Кончаловский:

— Все по-разному. Кто-то на площадку трезвым не выходит, а кто-то из номера не выходит. Я знаю таких режиссеров. Фильм снимается без них. Мой отец почти не пьет. Режиссер всегдапытаетсязавестироман с главной героиней

Павел Лунгин:

— У меня так никогда не было. Гораздо чаще видел, когда актрисы заводили романы с операторами. Потому что это тот человек, от которого зависит ее красота на экране. К тому же у оператора гораздо больше времени, они суровые молчаливые мужчины, а не нервные режиссеры.

Егор Кончаловский:

— И да и нет. Кто-то из режиссеров выбирает актрис с прикидом на будущий роман. Особенно если это красивая женщина и хорошая актриса. Но я знаю и другие примеры, когда снималось эротически насыщенное кино, а романа не получилось — не захотелось. У отца была такая история с Настасьей Кински на съемках «Любовники Мари». Искры между ними не было, а фильм получился прекрасный. Авторское кино снимают те, кому не дают денег на спецэффекты

Павел Лунгин:

— Авторское кино снимают те, кто хочет работать со своим сценарием и говорить о проблемах, которые их волнуют. Для этого часто нужны не большие суммы, а хорошая актерская игра и режиссура.

Егор Кончаловский:

— Я снимаю авторское кино, но, если спросить, все скажут, что Кончаловский снимает коммерческое. Авторское кино — когда режиссер не оглядывается на зрителя или продюсера. Когда я снимал «Антикиллера», то делал что хотел — изменил конец на противоположный. У братьев Коэн, Скорсезе, Аллена совершенно авторское кино и при этом кассовое. Режиссер ассоциирует себя с главным героем

Павел Лунгин:

— Абсурд. Герой мне интересен, но он — совсем не я.

Егор Кончаловский:

— У меня это происходит всегда. Когда снимал «Побег», стопроцентно ассоциировал героя Евгения Миронова с собой. Герой — хирург, один из лучших в стране, примерно моего возраста, мы оба многого достигли. БиографияПавел Лунгин, режиссер

Возраст — 61 год.

Образование: отделение структурной и прикладной лингвистики МГУ, Высшие курсы сценаристов и режиссеров.

Работы: «Свадьба», «Олигарх», «Остров», «Царь». Возглавлял жюри конкурса на ММКФ-2009. Егор Кончаловский, режиссер

Возраст — 44 года.

Образование: магистр истории искусств в Кембриджском университете (искусствовед), Кенсингтонский бизнес-колледж.

Работы: «Антикиллер», «Антикиллер-2», «Побег», «Наша Маша и Волшебный орех».

Источник: trud.ru

Добавить комментарий