Тайна кладбища секс-рабынь: почему за пять лет его не нашли?

Тайна кладбища секс-рабынь: почему за пять лет его не нашли?
Корреспонденты «КП» побывали в поселке Левиха, где найдено массовое захоронение молодых женщин.

Напомним: под Нижним Тагилом нашли могилу с останками женщин, которые пропадали без вести уже лет пять одна за другой… Некоторых опознали, среди них — две школьницы… Многие из убитых попали в руки одной банды сутенеров. Костяк группировки, которая держала притон в Нижнем Тагиле и похищала женщин, — четверо братьев, уроженцев села Левиха.

Корреспонденты «КП» побывали в поселке Левиха, где найдено массовое захоронение молодых женщин.

Напомним: под Нижним Тагилом нашли могилу с останками женщин, которые пропадали без вести уже лет пять одна за другой… Некоторых опознали, среди них — две школьницы… Многие из убитых попали в руки одной банды сутенеров. Костяк группировки, которая держала притон в Нижнем Тагиле и похищала женщин, — четверо братьев, уроженцев села Левиха.

Тайна кладбища секс-рабынь: почему за пять лет его не нашли?

В этом деле очень много странностей. Ну взять хотя бы эту: пять лет подряд родные братья Эдуард и Федор Чудиновы и их кузен Игорь Хмелев возили из Нижнего Тагила в Левиху трупы. Ехали по федеральной трассе Нижний Тагил — Екатеринбург километров пятьдесят. Дальше сворачивали на Левиху — это еще двадцать километров. На пути — пост ДПС, тормозящий фуры, легковушки. Братья этот путь проделывали десятки раз, и ни разу их никто не остановил, не проверил?

И еще: неужели в самой Левихе никто не знал, чем занимаются преступные братья?

…Мы едем в Левиху. Вот знак «7 километр». Именно здесь останавливалась машина Чудиновых, из багажника вынимали труп жертвы… А вот и та самая яма. Считаем шаги. От дороги — метров десять — пятнадцать. Убийцы даже не трудились забраться в непролазную чащу. Они хоронили свои жертвы буквально возле дороги! Да и не яма это вовсе! Если первые тела преступники еще закапывали, то последние уже просто слегка прикапывали, а то и закидывали ветками.

В нескольких шагах от знака — автобусная остановка. По другую сторону дороги — дачные участки. Что, дачники не ходят по грибы-ягоды?

И потом запах… Неужели никто не обращал на него внимания?

— Мы в шоке! — встретили нас местные жители. — Как узнали про могилу, даже не поверили.

— То есть вы ничего не знали?

— Ничего! — божатся. — А когда под стражу взяли наших Чудиновых и Игоря Хмелева, совсем все в ужасе были.

Идем к маме одного из братьев — 45-летнего Игоря Хмелева.

— Ребята были первыми помощниками у нас! — уверяет Людмила Ивановна. — Я сына и племянников (братьев Чудиновых. — Авт.) в последний раз 8 марта видела.

— Вы сами догадывались?

— Чувствовала — что-то случилось. А спросить забоялась. Пить стал мой Игорешка очень сильно… Игорь недавно женился в третий раз. У него двое детей.

— Девочки? — спрашиваем.

— Да, дочки. 22 года и 17.

(…Братья-сутенеры искали и убивали именно таких девочек!)

«Хорошие» братья все были с судимостями. За кражи мелкие, но все же.

Ну хорошо. Допустим, в селе не знали ничего. Но почти 30 пропавших без вести девушек — это не повод для широких поисков для тех, кому положено искать?

Выясняем в ГУВД: в Нижнем Тагиле за последних два года пропали 1409 человек. Из них разыскали 947. До сих пор числятся без вести пропавшими 462 (!) человека.

И как их ищут?

На стенде возле местного РОВД развешаны плакаты «Их разыскивает милиция». Плохие, размытые копии фото с документов. Обращаем внимание, что девчонок даже на этих стертых фото нет! Одни мужчины.

Родители 15-летней Оли Бубновой, чье тело нашли в братской могиле под Левихой, написали заявление в милицию. И еще в программу «Жди меня». И все. И если бы только эта нерешительность родителей. В конце концов они могли растеряться, не знать, куда ткнуться.

Но в целом-то получается: за четыре года в Нижнем Тагиле, городе с населением 400 тысяч человек, пропадают одна за другой девушки, и никто не бьет тревогу. Десятки пропавших девочек, девушек? И всем по барабану?

— Понимаете, девушки-то все интернациональные, — выдал нам загадочную фразу Игорь ПАРАМОНОВ, начальник отдела по борьбе с оргпреступностью Нижнего Тагила.

— Нерусские, что ли? — переспрашиваем.

— Я имею в виду, что девушки были в основном из ближайших городов, поселков, деревень.

— И что?

— Потому родственники их не искали особо. Ну уехала девочка в город на заработки, не звонит, не пишет. Когда ее спохватятся?

— А как же те, что из Нижнего Тагила, их же было большинство? И заявления об их пропаже в милиции были!

Ответ был мощным.

— Мы сами старались не пускать волну, чтобы не мешать следствию и не спугнуть убийц, — заявил Парамонов.

В прокуратуре это подтвердили. Информация не выходила за пределы ведомства. Шло следствие, число пропавших росло, искали их старыми дедовскими методами — лишь бы не спугнуть убийц?

Можно было бы долго и много комментировать эти ответы. Но когда подумаешь, что цена «тайны следствия» — тридцать убитых девушек, какими бы они ни были… Та ли цена? И можно ли такой розыск назвать профессионализмом? Вместо комментария мы сегодня печатаем мнения читателей. К ним мало что можно добавить.

И продолжаем свое расследование.

Ринат НИЗАМОВ («КП» — Екатеринбург»)

ПЕРВЫЙ ОТКЛИК

«И ведь кто-то их «крышевал»!»

Материал «На Урале нашли тайное захоронение секс-рабынь» (см. «КП» за 2 февраля) вызвал целую дискуссию на нашем сайте

Просто:

Ну и как можно оставить жить этих ублюдков?

Рита:

Не представляю, как моя 13-летняя дочь пошла бы ночевать к подружке… Ребенок должен находиться дома под контролем! И воспитывать детей надо, чтобы не «садились в машину» к неизвестным людям.

Свердловчанин:

И ведь кто-то их «крышевал»!

Жанна:

А милиция в Нижнем Тагиле существует?
Спасибо хоть собаке, что нашла убитых девочек…

РР:

В Германии, если ребенок пропадает, многократно передают сообщения по ТВ+, прочесывают местность сутками (полиция + добровольцы) и, как правило, небезрезультатно. А если дальше слухов типа «тут что-то нечисто» дело не идет, необходимо менять что-то (кого-то)!

С Урала:
Вчитайтесь в статью: в небольшом поселке! Где все на глазах! Что, хотите сказать, никто ничего не видел? Да к ним же в бордель и ходили! Я сама живу на Урале в рабочем городе, чуть южнее Нижнего Тагила, среди этого же народа! Мама родная! И никакие они не маньяки. Маньяк — сумасшедший, больной, а тут бригада.

Гость:

Пока у нас будет такая социальная среда и такое безответственное отношение родителей к воспитанию детей, эти жуткие истории будут повторяться.

Юлия:

В моем подъезде в квартире на 3-м этаже бордель. Проститутки там и живут, и клиентов принимают. Девчушки совсем. Все это знают, но ничего сделать нельзя. Участковый попробовал сунуться, так ему сверху по шапке настучали и сказали: НЕ ЛЕЗЬ! Вот так.

Иван:

По данным Интернета, в России за годы «реформ» попали в рабство свыше 500 000 девушек. Думаю, что эта могила — капля в море. Хотя сам факт, что об этом стали писать, отраден.

Источник: kp.ru

Добавить комментарий