Дмитрий Дибров: Отучаю жену смотреть «Букиных»!

Дмитрий Дибров: Отучаю жену смотреть «Букиных»!
Знаменитый телеведущий — о планах на осень, воспитании жены и современных шутниках…

Честно, я даже растерялся — о чем его спрашивать, Дмитрия Диброва. Все только о молодой жене говорят, о планах на наследника, о свадьбах и венчаниях. А сам Дибров — классный телевизионщик, монстр, не в обиду будет сказано… Но Дмитрий, собственно, выбора не оставил. Заговорил так, только слушай. Я и слушал…

«Миллионер» останется триллером

— Дмитрий, в новом сезоне у вас «планов громадье»?

Знаменитый телеведущий — о планах на осень, воспитании жены и современных шутниках…

Честно, я даже растерялся — о чем его спрашивать, Дмитрия Диброва. Все только о молодой жене говорят, о планах на наследника, о свадьбах и венчаниях. А сам Дибров — классный телевизионщик, монстр, не в обиду будет сказано… Но Дмитрий, собственно, выбора не оставил. Заговорил так, только слушай. Я и слушал…

«Миллионер» останется триллером

— Дмитрий, в новом сезоне у вас «планов громадье»?

Дмитрий Дибров: Отучаю жену смотреть «Букиных»!

— У меня есть жизненное кредо, которое мне заложил еще мой инструктор ДОСААФ, учивший машину водить: «Смотри на два метра впереди собственного капота». Я так и делаю. Скоро начнутся съемки «Миллионера». Мы, видимо, будем комбинировать — приглашать и звезд, и людей из зрительской аудитории. Но задача прежняя: это должен быть триллер, настоящие страсти! И мне деньги отдавать нельзя, кризис на дворе (смеется).

— Вы ожидали, что «Миллионер» так хорошо пойдет с вашим возвращением?

— Я, конечно, надеялся на подобное. Но гарантировать этого никто не мог. Это же и филологический продукт тоже. Тут особый язык, к которому в новом сезоне я хочу «добавить Юрия Олешу» с его образностью.

— А у «Временно доступен» будет продолжение?

— Мы не получали отказа от канала ТВЦ, и, насколько мне известно, с сентября эта программа стоит в сетке. Тоже радостно. Когда я сетовал на отсутствие у публики интереса к ток-шоу, то, очевидно, был не прав.

— Есть ощущение, что сейчас шокировать публику просто невозможно…

— Сложно, да… Но всегда остаются внутренности человека, ими можно шокировать. Но я-то всегда стремился не шокировать, а делать такое телевидение, которое было бы интересно мне самому. Получалось иногда неплохо, а иногда из рук вон скверно. Но для того мы и живем, и работаем…

А что касается моих планов… Надо полагать, что от таких ребят, как я, Парфенов, ждут неформатного телевидения. По-моему, назрела необходимость в ночной программе, где бы увидели свет такие формы творчества, которые не вписываются в буйство шоу… Рядом с нами живут фантастические пласты культуры. Они живут и развиваются ежедневно. Где это показать?

— А надо это кому-то?

— Надо! Как нужна была «Антропология». До сих пор люди подходят и жмут мне руку за ту программу. Она действительно повлияла на многие судьбы — у меня есть конкретные примеры. А сейчас эта программа нужна десятилетнему мальчишке из Ростова-на-Дону, которому об этом больше никто и никогда не расскажет. А что до риска делать такой проект… Так всегда же что-то делает Эрнст, а потом все повторяют. Вслед за ним стараются ухватить тенденцию. И получается! Пошел же «Гордон Кихот».

На популярность отпущено 10 лет

— А как вам самый громкий проект прошлого сезона — «Прожекторперисхилтон»?

— Ну это очень интересный проект. Сначала, как советский человек 50 лет от роду, я испытывал отторжение. Потом присмотрелся. А потом посидел на задворках, увидел, как все это готовится. Мы имеем дело с самым уникальным объектом на телевидении. Главная метафизика происходит под черепной крышкой у Вани Урганта. При всем уважении к Саше, Сереже… При взгляде на факты он видит закономерность. Но при этом он умеет это показать чрезвычайно легко, по-петербургски смешно.

— Мне показалось, что вы себя не слишком уютно чувствовали в качестве гостя…

— Было такое… Если честно, мне совершенно не нравится, что в последний год помимо моей воли разговоры обо мне крутятся только вокруг матримониальных вопросов.

— Это правда, ничья женитьба столько разговоров не вызвала…

— Конечно! Это же не я создавал массу телепроектов! Главное, что я женюсь время от времени.

— Нельзя было остановить шутников?

— А что я мог я сказать? «Ребята, вы кончайте это кино, давайте еще о чем-то поговорим»? Я слишком поумнел. В свое время Олег Добродеев сказал мне с грустным взглядом: «Послушай, нельзя же так презирать аудиторию». Значит, это интересует аудиторию. Саше Цекало я еще могу как-то кивнуть — я его знаю 20 лет. Что я скажу этим детям — Ване и Сереже? Честно, так шутить, как они, я не могу. Они это просто фантастически делают.

— Ургант сейчас невероятно популярен. Но при всей внешней легкости он чуть ли не самый закрытый человек. Я ни одного его нормального интервью не читал — только шутки…

— А кто он вам, чтобы душу открывать? Друг, брат? В среднем человеку отпущено 10 лет на телевизионную славу. Можете проверить, вспомнив любую звездную фамилию. Ваня и Сережа Светлаков сейчас в зените своей славы. И тот же Ваня атакуем со всех сторон. Причем интересен не он лично, а телевидение в его лице. Сотни людей, с которыми он ни разу не выпивал на Новый год, ищут общения. В результате он отшучивается, чтобы защитить себя.

— А вы как себя защищаете?

— Если честно, я до сих пор полагаю, что в принципе я никто. Но защищаюсь очень просто — выключаю мобильник. Хорошо физикам и писателям, которые могут уйти в себя. А если ты экстраверт, у которого общение с людьми вошло в привычку?

— Закрытие казино ударило по вашей работе, вы же были лицом одного из самых престижных игровых клубов Москвы?

— Да! И теперь мне тоже приходится ездить по корпоративкам! Меня и раньше приглашали, но я отказывался — мне вполне хватало работы в казино. Но вы же понимаете, что мы зарабатываем совсем не на телевидении! Звезды еще должны доплачивать за то, что их показывают! В результате, начиная с пятницы, во все выходные вы звезд дома не обнаружите. Все работают! Причем бывает, что прилетишь в Тюмень, а оттуда еще летишь часов шесть… И когда в журналах появляются дачи нашего брата, задумайтесь, чего стоили эти дачи!

— Ну люди скорее подумают: «Во устроился!»

— Ага! Сидя с кофейком рядом с женой и сыном, ты открываешь журнал. А человек, чья дача там показана, в это время трясется на полпути между тундрой, болотами и Тюменью. А еще рейс отменят… Четыре года я обходился без этого, снимал тапочки и шел через Арбат в казино на работу. Сейчас все вернулось. Но я не жалуюсь, конечно.

Нельзя бить таксистов

— Как вы относитесь к запрету показывать «Дом-2» днем?

— Мне друзья в Ростове часто говорят: неужели нельзя собраться всем вместе и запретить убивающие наших подростков передачи? Да можно! Но как только начнешь что-то запрещать, появится масса вопросов: «Лолита» Набокова, что, гениальный филологический продукт или скабрезная история про педофилию? И начнется…

Нам надо бороться с сатаной в открытом поле. Постоянно… Помню, ребята из желтых газет, пишущие про меня всякие гадости, говорили: «Мы вас уважаем! Выросли на ваших передачах!» Это как с Сашей Розенбаумом был случай. Он шел по Тверской, и тамошние проститутки его узнали и говорят: «Мы воспитывались на ваших песнях!»

— Вы все еще обижаетесь на желтую прессу?

— Одно дело, когда тебя сутками выслеживают и, как только увидят, как Дибров бьет Заворотнюк, а Жигунов при этом довольно потирает руки и играет на турецком барабане, напишут. Тут чего обижаться? Хотя нам, понятно, не нравится, если нас подстерегут, когда мы бьем физиономию официанту, ругаемся с женами на людях… Но, товарищ, вы звезда, платите за свою популярность. Мы должны не ругаться с официантами и не бить физиономию таксистам. Не надираться до свинячьего рыла, чтобы потом стыдиться собственной тени. Но когда новости высасываются из пальца, придумываются в кабинете — лишь бы написать… Дибров бесплоден! Дибров закачивает ботокс! Причем якобы он, Дибров, сам это говорит! Да я бы лучше физиономию этому человеку размазал!

— Правда размазали бы?

— Да. Но ужас в том, что миллионы людей это читают, им это интересно. Силикон или нет у Анны Семенович? И плевать, что человек интересуется восточной философией. Но с этим можно бороться. Вот Полина, моя жена, например, на глазах меняется.

— Вы ее воспитываете?

— Можно, наверное, так сказать. Борюсь. Это немного деспотизм, наверное. А немного педагогика. Сейчас отучаю ее от Букиных (сериал «Счастливы вместе». — Ред.). Пока она еще посматривает их, но уже открыла для себя Пазолини. А вот до Висконти нам еще долго. Зато Коппола с «Крестными отцами» проглочен. Но главное, чтобы это было естественно. Чтобы мир был наполнен чем-то интересным, правильным. А если, кроме забора на даче и денег, тебя больше ничего не интересует, Букины тебе и цена.

С пенопластом дела не имею

— Вы блог не ведете в Интернете?

— У меня все блоги в супружеской постели сейчас. Нет, это все-таки развлечение для одиноких.

— У вас есть сверхзадача на телевидении?

— Да, наверное… Мне кажется, с развитием цифрового ТВ вырисовывается возможность появления отдельного канала. Хорошо бы он назывался «Дибров» и стал новым культовым явлением. Абсолютно убежден, что замечательных двадцатилетних шутников скоро погонят. И останется новое ТВ. Для тех, кто думает, но не превращенное в памятник, а живое, с живыми интересными людьми, проектами, неожиданными ходами… Мы стоим на пороге рождения какого-то нового телевещания.

— А как у вас складываются отношения с телепроектами?

— Не нужны они мне. Один раз «развязал», когда принял участие в «Двух звездах». И то потому, что попросил человек, которому не отказывают. Да и с Сережей Трофимовым интересно было поработать. И это были прекрасные месяцы! Я чувствовал себя, как Элли в летающем домике, как человек, попавший в торнадо! А торнадо — это проект, который смотрят все. Это энергетика!

Дибров вообще-то предпочитает быть ведущим, а не участником шоу. Но для проекта «Две звезды» сделал исключение. Говорит, было очень приятно попеть с Сережей Трофимовым.

— Но лед уже не для вас?

— В «Ледниковый период» меня приглашали. Я сказал, пусть сначала на коньки встанет Витя Ерофеев. Вот если русский писатель поедет на коньках, я тогда тоже (смеется). На острова ездить отказался и еще от передачи, где на тебя идет пенопласт, а ты должен принять какую-то позу, чтобы не упасть в воду («Стенка на стенку». — Ред.). Нет, я разные, конечно, позы принимал в этой жизни, но почему я должен это делать прилюдно (смеется)?

— Всех, напомню, еще ваша семейная жизнь интересует…

— В прошлом году это было настоящим кошмаром. Но сейчас, выучив урок, я держу свою семью и свою жену так максимально далеко от всех контактов с прессой.

— А как Полина на такое внимание реагирует с непривычки?

— Я по прошлому году помню, как это действует. И теперь стараюсь, чтобы не действовало. Одна «желтая» скотина написала: «Эта Полина у него немая!» Она не немая. Просто я слишком ее люблю, чтобы позволить отвечать на вопросы, которые ей будут задавать.

— Может, тогда легче самому на эти вопросы ответить?

— Наверное. Мне есть что сказать. Вместе с преподавателями и студентами филологического факультета Южного федерального университета, которым в свое время руководил мой отец и который впоследствии закончил я сам, я собираюсь подготовить и издать сборник фольклора донского казачества. Такой наказ дал мне Верховный атаман Всевеликого войска донского В. П. Водолацкий. И издать это хочется так, чтобы и колорит передать казачий, и для молодежи это сделать красочным и интересным! Это продолжение дела моего отца, который преподавал в Ростовском университете. Это продолжение династии, если хотите. Не напыщенной дворянской династии, а династии по труду. Я хочу и сына назвать Александром. В честь отца. Казаки ничуть не хуже Человека-паука и Бэтмена! Это точно!

Источник: kp.ru

Добавить комментарий