Руслана Лыжичко: Украинский народ сидит на вулкане

Киев, 10 декабря — АиФ Украина. «Своими поступками было бы хорошо не то что изменить общественное мнение, но хотя бы показать, что есть вещи, о которых мы не думаем, не говорим. Возможно, нам не хватает объединяющего момента, после которого для этого найдутся силы», — считает певица Руслана ЛЫЖИЧКО.

— Руслана, вы — организатор акции «Не молчи». В чем ее суть, к чему вы призываете украинцев?

Киев, 10 декабря — АиФ Украина. «Своими поступками было бы хорошо не то что изменить общественное мнение, но хотя бы показать, что есть вещи, о которых мы не думаем, не говорим. Возможно, нам не хватает объединяющего момента, после которого для этого найдутся силы», — считает певица Руслана ЛЫЖИЧКО.

— Руслана, вы — организатор акции «Не молчи». В чем ее суть, к чему вы призываете украинцев?

— Идея этой акции принадлежит моему мужу Саше. Он безумно принципиальный человек, и всегда подбивает меня на смелые поступки. За нашу жизнь это случалось не слишком часто, но я ему очень благодарна. Сейчас в стране происходит много акций: коммерческих, политических. Это вызывает негативную реакцию у людей. Но наша имеет другой характер, и мне не хотелось бы даже называть ее этим привычным словом «акция».

«Не молчи» — это инициатива. Новый клип на песню «Це — ейфорія» из моего последнего альбома мы сняли в тюрьме. На днях я выступила с заявлением в поддержку несправедливо осужденной семьи Павличенко («АиФ», № 482012). Мне не хотелось бы, чтобы эта ситуация ушла в никуда, поэтому мы внесли свою лепту акцией «Не молчи», посвятили Павличенко клип и песню. Перед этим спросили всю нашу команду: не боятся ли они подписываться под этим. И вся команда пошла на это. Ведь если подумать: не дай Бог, если бы на месте Павличенко оказался кто-то из родных и близких.

Все, что я говорю, не имеет никакого отношения ни к одной политсиле или идее. Моя позиция касается только судьбы несчастных людей. Мы захотели показать, что нет чужих проблем, и об этом стоит говорить. Народ возмущен решением судей, которые разрушили людям жизнь, лишили дома, сломали судьбу. Мне страшно, ведь если кому-то захочется осудить и посадить любого из нас, сделать это будет легко. В нашей стране любое незаконное решение не является наказуемым, и судьи могут творить, что хотят. Это мы видели и во время выборов. Заказные решения судов для страны стали нормой, и самое страшное, что все об этом молчат.

— Насколько в Украине вообще необходима такая черта, как смелость? Чего стоит бояться?

— Бояться не нужно ничего. Смелым нужно быть до конца и во всем. Когда я презентовала клип, меня вывели профессиональные охранники в наручниках, которые я сама никогда бы не сняла. Я не боялась, что люди подумают: «Руслану посадили». Да, я таким образом пытаюсь привлечь внимание к проблеме. Именно эпатажные шаги заставляют нас о чем-то задуматься. В конечном итоге, что нам грозит? За смело высказанную мысль никто ничего не сделает.

— Может ли творчество социально активных исполнителей как-то изменить общественное мнение?

— Я не хочу, чтобы социальная активность ассоциировалась с какими-то массовыми движениями. Спекулянтов на идеологии в Украине очень много, а я просто говорю то, о чем думаю. Пусть это не меняет общественного мнения в целом, но хоть кому-то поможет разобраться в проблемном вопросе.

Например, никто из исполнителей так не «ездит трактором» по политике, как я. Не боюсь политиков называть по именам, говорить о том, где должно быть их место и куда они должны пойти. По этому поводу я высказываюсь жестко потому, что политика использовала меня. Не люблю ее всем сердцем — я жертва политики. То, что меня «засунули» в парламент, до сих пор аукается мне. Люди не могут забыть, что я была в парламенте, и от этого больно и мне, и народу. Все было цирком и клоунадой. И теперь я боюсь, что любое чистое начинание из-за этого замарают.

Я культивирую для себя украинскую экзотику, прославляю ее. Даже на трембите играю. И для меня важно, чтобы все, что делается, поется, танцуется в Украине, имело свой характер. Речь не идет о гопаке в шароварах и танцах у костра с топориками. Пусть это будет не чистый фольклор, но свой экзотический характер необходим. И в этом я бы очень хотела повлиять на общественное мнение.

— Попробуйте нарисовать портрет украинца. Каким вы видите его, какие черты ему присущи?

— У меня перед глазами два портрета. Первый — периода украинской вспышки, которая произошла в период моей победы на «Евровидении». Тогда мне казалось, что у людей много сил. И моя энергия соответствовала тому драйву, который был в стране. Я его чувствовала, видела, что украинцы очень темпераментные, динамичные, зажигательные люди. Мне хотелось, чтобы весь мир нас воспринимал такими.

Но сегодняшний портрет иной. Людям присуща грусть, но почему — не могу до конца объяснить. Чувствую во время концертов, что люди тянутся к энергии, но грязь, которую на них вылили, не отпускает. Они не могут быть до конца свободными. Страна озабочена всем абсолютно, и народ сидит на вулкане. Перелопачена политика, экономика. Люди не знают своего будущего и из-за этого чувствуют себя кочевниками.

— Тема свободы в ваших песнях, так или иначе, звучала всегда. Но в последнее время — все более требовательно. В последнем клипе тюрьма — скорее не новая экзотика, а символ будущего. Насколько страшны внешние ограничения, или же на людей больше давят внутренние ограничения?

— Мы прячем в себе много комплексов. Они переполняют нас, а мы их умело маскируем: пафосным выражением лица, тягой к роскоши, высокомерием, гордостью, грубостью, апатией. Свою тюрьму мы строим себе сами. Но если человек свободен внутри себя, он счастлив и ничего не боится. Такие люди в Украине есть, я их сразу вижу на своих концертах. Но слишком много тех, других, которые боятся даже поднять руки и похлопать. Думают, что будут плохо или смешно выглядеть.

— Каким же образом можно обрести внутреннюю свободу? Для этого необходима особая атмосфера в семье или больше влияет общество?

— Когда в таком локальном пространстве, как семья, обстановка позитивная, тебе и в обществе не страшно, каким бы оно ни было. Все плохое компенсируется любовью. Но если в семье что-то мешает, человек может вырваться. И даже просто выходя на улицу, мы слышим ответы на многие свои вопросы. А это значит, что на внутреннюю свободу все же больше влияет общество.

ДОСЬЕ Руслана ЛЫЖИЧКО родилась в 1973 г. во Львове. В 1995 г. окончила Львовскую консерваторию. Стартом для карьеры стала победа на песенном конкурсе «Славянский базар» в 1996 г. Стала победительницей международного конкурса «Евровидение» в 2004 г. с песней «Дикі танці». В том же году получила звание народной артистки Украины. В 2006 г. певица была избрана депутатом Верховной Рады, но позднее отказалась от мандата.

Источник: ukr.aif.ru

Добавить комментарий