Передача 8-я. «Наш друг Пабло Неруда»

В августе этого года исполняется восьмидесятилетие вещания из Москвы на испанском языке. Знаменательной дате мы посвящаем цикл передач Леонарда Косичева под названием «От Московского радио — к „Голосу России“. Из записок ветерана». С этим циклом мы выходим в эфир по субботам в это же время. Передачи повторяются по воскресеньям. Вы можете познакомиться с ними также на сайте «Голоса России».

В эфире передача «Наш друг Пабло Неруда».

В августе этого года исполняется восьмидесятилетие вещания из Москвы на испанском языке. Знаменательной дате мы посвящаем цикл передач Леонарда Косичева под названием «От Московского радио — к „Голосу России“. Из записок ветерана». С этим циклом мы выходим в эфир по субботам в это же время. Передачи повторяются по воскресеньям. Вы можете познакомиться с ними также на сайте «Голоса России».

В эфире передача «Наш друг Пабло Неруда».

Здравствуйте! Я поэт Пабло Неруда. Я прихожу к вам с севера, юга, из центра Чили, с морского побережья, с рудников Копьяпо, из моего жилища в Исла-Негра. Позвольте войти в ваш дом с моими стихами.

О Чили, длинный лепесток из волн, вина и снега.

Когда, когда же, о когда с тобой я снова встречусь?

Ты захлестнешь меня своею пеной, белою и черной,

а я свои стихи на волю отпущу над всей твоей землею.

Пабло Неруда, великий чилийский поэт, один из самых ярких представителей поэзии испаноязычного мира, лауреат Нобелевской премии. В изгнании написал он эти стихи, обращенные к далекой родине. Три года — с 1949 по 1952-ой — поэт скитался по миру. Это была расплата за его выступления против президента Чили Гонсалеса Виделы. Будучи сенатором Республики от компартии, Пабло Неруда произнес в верхней палате чилийского парламента разоблачительную речь, на которую решился без всяких колебаний. Он обвинил главу государства в предательстве предвыборных демократических лозунгов и создании концлагерей для своих политических противников. Выступление поэта в сенате и опубликованное им в зарубежной печати статья получили широкий отклик в мире. Гонсалес Видела пришел в ярость. Поэт отхлестал его своим разящим словом, как бичом. Под давлением главы государства Верховный суд страны дал «добро» на лишение Пабло Неруды парламентской неприкосновенности. Полиция получила ордер на арест поэта, но он успел скрыться. Для него началась полная опасностей жизнь в подполье. Лишенного парламентской неприкосновенности поэта-сенатора разыскивали по всей стране. Газеты сообщали о том, что за помощь в поимке Пабло Неруды обещано денежное вознаграждение.

Видные представители культуры, политические и общественные деятели Латинской Америки и Европы высказывали свое возмущение травлей поэта. Состоявшийся в июле 1948 года во Вроцлаве Всемирный конгресс творческой интеллигенции выразил поддержку своему чилийскому собрату и осудил действия чилийских властей, назвав Неруду «одним из выдающихся представителей общемировой культуры». В хоре дружеских голосов солидарности с поэтом звучал и голос Московского радио. У его микрофона в поддержку Неруды выступали советские писатели и общественные деятели. Первым, чей голос в защиту Пабло Неруды прозвучал в эфире Московского радио, был писатель Илья Эренбург. Это он впервые познакомил наших читателей с творчеством чилийского поэта. Еще в 1939 году Эренбург перевел на русский язык сборник стихов Неруды «Испания в сердце» — о гражданской войне в этой стране. Тогда, находясь на дипломатической работе в Мадриде, чилийский поэт стал очевидцем разыгравшейся в Испании драмы. А после падения Республики и захвата власти генералом Франко Неруда назначается специальным консулом Чили в Париже по делам испанских эмигрантов. Во Франции он организует океанский рейс к чилийским берегам корабля «Виннипег» с двумя тысячами испанских беженцев на борту.

Теперь, десять лет спустя, Неруде самому приходится спасаться у себя на родине. В подполье поэт долго кочевал из одного тайного убежища в другое, пока не покинул Чили. С помощью друзей он верхом на лошади пересек Анды по заброшенным тропам и под чужим именем оказался сначала в Аргентине, затем в Уругвае. После необычных скитаний в апреле 1949 года Неруда объявился в Париже и сразу попал в объятья своих друзей — Пабло Пикассо, Поля Элюара, Луиса Арагона. Они помогли легализовать пребывание чилийского поэта во Франции, так как он въехал в страну не по своему паспорту. Посол Чили в Париже пытался воспрепятствовать этому, но французские власти не приняли во внимание его обращения.

Во французской столице Неруда получает приглашение при ехать в Советский Союз на празднования 150-летия со дня рождения величайшего русского поэта Александра Пушкина. Пабло поразил размах юбилейных торжеств, широкое народное участие в них. С тех пор образ России у него во многом ассоциировался с образом Пушкина, «ее ангела», как он назвал своего русского собрата, творившего в XIX веке. Переполненный эмоциями, чилийский поэт приходит на Московское радио и делится у микрофона своими впечатлениями от пушкинских празднеств со слушателями в латиноамериканских странах и в Испании. Но прежде всего Пабло Неруда сказал, обращаясь к работавшим здесь людям: «Я знаю, когда меня преследовали, Московское радио защищало меня. Спасибо!»

Среди первых стихов, которые Неруда прочитал в нашей студии, были его знаменитые «Песни любви Сталинграду». Они были созданы в дни великого сражения Второй мировой войны, разыгравшегося у берегов Волги. Сталинградская битва продолжалaсь непрерывно 200 дней и ночей. Тогда ценой поразительного мужества и самопожертвования советских солдат гитлеровские войска были отброшены от Сталинграда, потерпев катастрофический разгром, от которого уже не могли оправиться. И Пабло Неруда, в то время чилийский консул в Мексике и член Мексиканского комитета помощи воюющей России, выступал со своими стихами на антифашистских митингах и собраниях в этой стране. Теперь поэт впервые читал их в Советском Союзе, народу которого они были посвящены в тяжелую годину:

И в час, когда навек замрет мой голос,

пускай осколок твоего снаряда

положат мне на гроб, а сверху колос,

кровавый колос нивы Сталинграда.

И это будет памятник поэту,

которому иных наград не надо;

пусть я и не ковал твою победу.

но выковал острей клинка вот эту

стальную песнь во славу Сталинграда.

Жизнь поэта в изгнании проходила в сплошных разъездах. Он с энтузиазмом выполняет поручения Всемирного совета мира, членом которого избирается в 1950 году. Поэт-скиталец посещает разные государства и, наконец, приходит долгожданное время возвращения на родину. Но он продолжает начатую деятельность в международном движении борцов за мир. С тех пор Неруда — частый гость в нашей стране. Поэт приезжает по приглашению Союза писателей и для участия в работе Комитета по международным премиям мира (сначала они назывались Сталинскими, потом Ленинскими). Друзьями Неруды становятся известные советские писатели и поэты — Илья Эренбург, Константин Симонов, Семен Кирсанов, позже — Евгений Евтушенко. Неруда высоко ценил Иосифа Бродского, с чьими стихами он впервые познакомился в переводе на французский язык. Он даже обратился к своим влиятельным друзьям в руководстве Союза писателей СССР с просьбой защитить опального поэта от гонений. Но, увы, это оказалось им не под силу.

Приезжая в Советский Союз, Неруда каждый раз посещал Московское радио. В те годы коротковолновое вещание было на подъеме, и Пабло Неруда говорил, что мы даем ему необычную возможность обратиться к огромной испаноязычной аудитории Старого и Нового Света. На Московском радио всегда были рады поэту. Часто Неруда сам звонил из отеля заведующему Латиноамериканской редакцией радио Борису Безбородову и говорил: «Борис, здравствуйте! Я опять здесь…» И объяснял, что бы он хотел прочитать у микрофона на этот раз. Однажды он пришел с только что изданным на русском языке своим великим творением «Всеобщая песнь» — об общности судеб латиноамериканских народов. Еще пахнущий типографской краской экземпляр он подарил Безбородову с дарственной надписью: «Борису — братски. От его друга Пабло Неруды». В тот день поэт отвечал у микрофона на вопросы об истории создания «Всеобщей песни» и сопровождал свои ответы чтением на испанском языке отрывков из этого произведения.

Как правило, Неруда приходил со своими новыми стихами. Именно по Московскому радио он впервые прочел свое лаконичное эссе о советском поэте Владимире Маяковском, а также многие произведения из своих циклов «Оды о простых вещах», «Виноградники и ветер». Более двух десятилетий продолжалась дружба поэта с Московским радио, и все это время пополнялась наша звуковая «Нерудиана». Последние записи поэтических творений Неруды были сделаны нашим корреспондентом уже в Чили. Это было после возвращения Неруды из Франции, где он в 1971 и 1972 годах представлял в качестве чилийского посла правительство Сальвадора Альенде.

Драгоценные записи стихов и выступлений великого поэта стали частью «золотого фонда» нашей фонотеки. Многие из них оказались уникальными, имевшимися только у нас. Ныне их хранителем является радио «Голос России». Копии многих записей мы передали Фонду Пабло Неруды в Сантьяго. И получили такой ответ: «С радостью сообщаем вам, что присланные нам записи теперь стали частью наших архивов, к ним могут обратиться исследователи творчества Неруды и широкая публика».

Из своей многочасовой «Нерудианы» «Голос России» подготовил 75-минутный компакт-диск «Полнота души» — избранные стихи в исполнении самого автора. Это была наша лепта в чествование великого гражданина мира Пабло Неруды в год столетнего юбилея со дня его рождения. Знаменательная дата по призыву ЮНЕСКО широко отмечалась в мире.

Опять я увидел сверху, по небу пролетая,

родины моей горы, черно-белые Кордильеры.

Мой самолет огромный летел до них издалека,

в полете пересекая огромные океаны, тропики и пустыни.

О, снега! О, небо! О, море! Маленькая моя отчизна,

еще ты подаришь людям щедрый хлеб твоего величья…

Однажды — это было в последние годы его жизни — Пабло Неруда закончил чтение своих стихов у микрофона такими проникновенными словами:

Итак, я завершил чтение моих стихов. Это была поэзия для тебя, для этого дня, для этого вечера, для этой ночи. Оставляю ее тебе на утро. Не знаю, заставит ли тебя задуматься моя поэзия, которая стремится охватить все. Она наполнена запахом земли и ее плодов, ливнями. В ней — борьба и надежды. Все это для тебя. А я ухожу. Прощайте. До завтра или надолго. А может, и навсегда, мой друг и товарищ.

В своем доме на берегу Тихого океана Неруда встретил трагический для своей родины день — военный переворот 11 сентября 1973 года. Тогда власть захватил генерал Пиночет и погиб президент Альенде. Больной поэт нашел в себе силы и дописал последние страницы своих воспоминаний, назвав вершителей кровавого переворота «генералами–предателями». Сердце 69-летнего Неруды не выдержало и перестало биться через 12 дней после свержения законного правительства. Но жизнь великого чилийца продолжается в его творениях, в народной любви к нему, во всемирном признании. Идеологические пристрастия Неруды не отразились на универсальности его поэзии, которая, по оценке Комитета по Нобелевским премиям, «со стихийной силой пробуждает чаяния и надежды континента». И как памяти связующая нить нас возвращают к встречам с поэтом оставшиеся у нас на радио записи его стихов и выступлений — наша «Нерудиана».

Вы слушали очередную передачу из цикла Леонарда Косичева «От Московского радио — к „Голосу России“. Из записок ветерана». Цикл транслируется по субботам в это же время, повторяется в воскресенье и выставляется на сайт «Голоса России». До новых встреч!

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий