Птица-тройка евразийской интеграции

Птица-тройка евразийской интеграции
В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

Хорошо пошло

Всего месяц назад Дмитрий Медведев, Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко здесь же, в Москве, совершили исторический поступок. Приняли декларацию о создании Евразийского союза к 2015 году и подписались под образованием наднационального органа — Евразийской экономической комиссии. Много тогда было слов и о новом уровне интеграции, и о самом продвинутом варианте взаимодействия.

В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

Хорошо пошло

Всего месяц назад Дмитрий Медведев, Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко здесь же, в Москве, совершили исторический поступок. Приняли декларацию о создании Евразийского союза к 2015 году и подписались под образованием наднационального органа — Евразийской экономической комиссии. Много тогда было слов и о новом уровне интеграции, и о самом продвинутом варианте взаимодействия.

Птица-тройка евразийской интеграции

И вот они снова вместе, снова в Москве, и снова в повестке история. «Это заседание на самом деле историческое большими буквами», — сказал о нем помощник российского президента Сергей Приходько. Вроде бы все те же лица, но это уже совсем другое дело и совсем другие обстоятельства. И главное, это уже совсем другой формат.

Тогда, 18 ноября, это еще был Высший орган Таможенного союза. А сейчас первое заседание Высшего Евразийского экономического совета. И уже поэтому он в истории. Хотя, понятно, что речь идет не только о смене вывески.

На саммите планируется подписать решение о вводе в действие с 1 января 2012 года пакета из 17 международных договоров Единого экономического пространства, что позволит создать условия для свободного движения не только товаров, но также услуг, капиталов и рабочей силы. Президентам предстоит проработать ряд практических вопросов функционирования Евразийской экономической комиссии, в том числе назначить членов ее коллегии во главе с председателем. Это она будет руководить интеграцией как в формате будущего Единого экономического пространства, так и уже существующего Таможенного союза.

На должность главы, напомним, уже согласована кандидатура министра промышленности и торговли России Виктора Христенко. Все сотрудники коллегии, которую планируется разместить в Москве, будут работать на постоянной основе и иметь статус международных чиновников. Среди тем также вопрос о согласованных мерах торгово-экономической политики в случае оказания третьими сторонами экономического давления на одного из членов Таможенного союза.

Иными словами, это, пожалуй, тот редкий случай, когда президенты собрались совсем не только для протокола. А для конкретики, с которой, собственно, и начинается новая жизнь. За этот месяц, кстати, в странах «тройки» много чего произошло.

Россия провела выборы одни, вступила в выборы другие и присоединилась к ВТО. Белоруссия получила огромные скидки по российским углеводородам и приговорила к казни тех, кого суд назвал террористами. Казахстан распустил парламент, начал свою досрочную избирательную кампанию и пережил, пожалуй, самый нелогичный удар за всю свою независимость — стихийный бунт нефтяников в Жанаозене.

Этот месяц стал, наверное, лучшей иллюстрацией к тому, что новый формат интеграции не претендует на политический суверенитет входящих в него государств. Каждое по-прежнему самостоятельно и в своих проблемах, и в своей внутренней жизни.

Но и в то же время частные политические особенности ничуть не влияют на общее стремление жить, работать и все-таки быть вместе. Ведь парламенты всех стран, как и обещали лидеры месяц назад, уже ратифицировали все документы о создании Евразийской экономической комиссии. Оперативность, достойная желания. Скорость, исключающая неуверенность.

Наверное, так и должно быть. Все-таки это — «тройка». Или, как у нас повелось с Гоголя, птица-тройка. Она по-другому не может. Мы долго запрягали — значит, дальше — по тексту. А он не предполагает варианты. Этот формат мы создали друг для друга. И если уж вступили в совместное воспроизводство чрезвычайно близких отношений, значит, и должны следовать намеченной траектории интеграции.

Так значилось в формулировках официального пресс-релиза месячной давности. Но тогда это были только слова. А сейчас уже очевидно, что все это дело. И оно хорошо пошло.

Продолжит руководитель Центра исследования проблем стран СНГ и Балтии Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова.

Шейнкман: Большинство экспертов склоняется к тому, что 19 декабря в Москве — это вновь исторический момент, причем, как сказал Сергей Приходько, это история «большими буквами». Вы можете пояснить, в чем же все-таки историчность? И что для нас всех меняется?

Гузенкова: Дело в том, что 2011 год стал в значительной степени, конечно же, поворотным для интеграционных процессов в СНГ. Именно в этом году заработал Таможенный союз, были приняты принципиальные решения по поводу начала деятельности Единого экономического пространства, а совсем недавно была объявлена инициатива премьер-министра России о создании Евразийского экономического союза.

Поэтому мне кажется, что оптимизм, который в настоящее время испытывают чиновники и политическое руководство, в определенной степени оправдан, потому что, вообще, на самом деле, эта ситуация могла бы быть намного хуже, если учесть глубину и масштаб экономического кризиса, который поразил не только постсоветское пространство, но и все мировые державы. Я думаю, что тот оптимизм, который сейчас царит в политических кругах, не только российских, но, наверное, и тех, кто присоединяется к этим интеграционным процессам, — это нормально.

Но самое важное, чтобы это не было, как говорится, взаимным подарком друг другу к Новому году, который потом начнет медленно сходить на нет или развиваться в очень таком вялотекущем режиме. Поэтому мне кажется, что стремление на таком мажорном настроении закончить 2011 год и переложить много таких оптимистических и позитивных планов на следующий год — это хорошая заявка на будущее. И мы будем надеяться, что 2012 год будет в этом отношении хорошим примером реализации этих планов. Мне кажется, что это важно не только в таком высоком межгосударственном смысле, но и в простом человеческом смысле.

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий