Иванишвили отнесся к президентским выборам по-философски («Акценты»)

Иванишвили отнесся к президентским выборам по-философски (
В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

Философское отношение

Бывшая глава МИД Саломэ Зурабишвили, как и предполагалось, станет кандидатом в президенты Грузии, но по собственной воле, а не от правящей коалиции, несмотря на то, что эксперты считали вполне реальным ее выдвижение именно от «Грузинской мечты».

В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

Философское отношение

Бывшая глава МИД Саломэ Зурабишвили, как и предполагалось, станет кандидатом в президенты Грузии, но по собственной воле, а не от правящей коалиции, несмотря на то, что эксперты считали вполне реальным ее выдвижение именно от «Грузинской мечты».

Иванишвили отнесся к президентским выборам по-философски (

Впрочем, не она одна входила в так называемый шорт-лист премьера. Числился в нем и шеф военного ведомства Ираклий Аласания. Полагали, что за тем он и вступил с Иванишвили в союз, что надеялся на алаверды. Но молодого политика подвела чрезмерная и преждевременно анонсированная самостоятельность.

Состоял среди фаворитов главы правительства и председатель юридического комитета парламента Вахтанг Хмаладзе. Это его премьер называл своим идеальным кандидатом. Однако точно с таким же определением начнет свою избирательную кампанию совсем другой человек.

И это значит, что в ней отнюдь не личные качества и харизма будут иметь решающее значение. И после нее, видимо, тоже. Бидзина Иванишвили решил отнестись к октябрьским выборам в частности и посту главы государства вообще по-философски. Хотя, по его словам, не только он. Поддержку его протеже выразили все члены политсовета.

Георгий Маргвелашвили по образованию — философ, по статусу — министр образования и вице-премьер. Автор ряда научных монографий, преподавал в грузинских вузах, много лет работал в НПО, специализирующихся на социсследованиях. На нынешнем посту запомнился тем, что на некоторое время лишил аккредитации Аграрный университет экс-госминистра по развитию экономики Кахи Бендукидзе из-за несоответствия законодательству.

Оппоненты тогда впервые назвали Маргвелашвили исполнителем воли премьера. После октября они смогут делать это ежедневно и в течении как минимум пяти лет. В том, что ставленник Иванишвили победит, эксперты не сомневаются. В том, зачем ему необходимо именно его утверждение, тоже. О таких людях принято говорить, что они хорошо известны в узких кругах. Но в этом, вероятно, и есть главная политическая ценность Маргвелашвили.

Он — человек команды, ее плоть от плоти. Иного электорату и знать не надо. Все должно быть подчинено идее. Это не значит, что Иванишвили нивелирует пост номер один — президентские полномочия новой Конституцией, которая вступит в силу сразу после выборов, и так сведены до минимума. Он не сможет выступать с законодательными инициативами и созывать внеочередные заседания парламента. За ним оставляют право предлагать кандидатуру премьера, но лишь ту, что рекомендует ему большинство.

Вместе с тем, президент сохранит влияние на внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому Иванишвили стремится исключить двоевластие в принципе. Для того и выдвигает абсолютно своего человека, чтобы быть уверенным в том, что он непременно устоит перед административным соблазном.

Николо Макиавелли называл счастливой страну, которой правит философ. Видимо, потому, что он при любых обстоятельствах в состоянии убедить подданных в том, что они счастливы.

В президентском кресле Маргвелашвили сумеет предаться любимому делу, поскольку с такими полномочиями он сможет позволить себе лишь философствовать. Что, в принципе, тоже неплохо, если учесть, что за два срока Саакашвили Грузия стала привыкать к тому, что первое лицо — еще не признак ума.

Из Тбилиси — директор Института стратегии и развития Петр Мамрадзе.

Шейнкман: Как вы считаете, насколько правы те, кто утверждает, что выдвижением такого кандидата Иванишвили доказал, что на посту президента его больше интересует человек, у которого нет сильных политических качеств, но который обладает исключительной преданностью?

Мамрадзе: Этот элемент есть. Но превалирует другое. Дело в том, что Маргвелашвили на посту министра явно снискал доверие и симпатию Иванишвили. Второе — он не отягощен политическим прошлым, нет ревности среди политических группировок или партий.

Председатель парламента — человек республиканцев. Если бы был кандидат от них, например Вахтанг Хваладзе, то это, конечно, вызывало бы разговоры, что, мол, республиканцы все отдают. Если Аласания, тут говорили бы о стремлении получить сильного президента — он выступает за президентскую республику.

Это третейское решение, когда ни одна из политических партий, соперничающих друг с другом, в том числе входящих в коалицию, не может сказать ничего дурного, это нейтральный человек с очень хорошим именем. Я думаю, это оптимальное решение.

Шейнкман: Как вы считаете, насколько легко будет Иванишвили провести своего кандидата в президенты?

Мамрадзе: Элементарно. Иванишвили очень популярен, и эта популярность не может быть растеряна до октября, исключено. Для населения главное то, что этого человека Иванишвили представил как своего, это решающий фактор.

Если бы Иванишвили выбрал другого кандидата, другой стал бы президентом, все уже определено. Никакого конкурента у Маргвелашвили на выборах быть не может. Я не говорю, что это замечательно, но это так.

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий