Валерий Федоров: «Нельзя говорить, что церковь лишилась поддержки общества» (ВИДЕО)

Валерий Федоров: «Нельзя говорить, что церковь лишилась поддержки общества» (ВИДЕО)
Два года подряд мы выбираем десять профессий и опрашиваем людей, насколько они доверяют или не доверяют представителям той или иной профессии. По данным этих опросов мы анализируем, что осталось неизменным, а что изменилось в отношении людей. Неизменной осталась иерархия, есть несколько профессий, которые являются лидерами по доверию, это значит, что больше половины россиян представителям этих профессий, скорее, доверяют, а есть несколько профессий, которые являются аутсайдерами, то есть большинство россиян им не доверяют. И список этих лидеров и аутсайдеров практически не поменялся. В лидерах ученые, учителя, священнослужители, военнослужащие, и в самом конце врачи, то есть они — худшие из лидеров. В аутсайдерах — полицейские, политики, предприниматели, чиновники и государственные служащие, и здесь за два года ничего не поменялось.
Два года подряд мы выбираем десять профессий и опрашиваем людей, насколько они доверяют или не доверяют представителям той или иной профессии. По данным этих опросов мы анализируем, что осталось неизменным, а что изменилось в отношении людей. Неизменной осталась иерархия, есть несколько профессий, которые являются лидерами по доверию, это значит, что больше половины россиян представителям этих профессий, скорее, доверяют, а есть несколько профессий, которые являются аутсайдерами, то есть большинство россиян им не доверяют. И список этих лидеров и аутсайдеров практически не поменялся. В лидерах ученые, учителя, священнослужители, военнослужащие, и в самом конце врачи, то есть они — худшие из лидеров. В аутсайдерах — полицейские, политики, предприниматели, чиновники и государственные служащие, и здесь за два года ничего не поменялось.
Валерий Федоров: «Нельзя говорить, что церковь лишилась поддержки общества» (ВИДЕО)

Два года подряд мы выбираем десять профессий и опрашиваем людей, насколько они доверяют или не доверяют представителям той или иной профессии. По данным этих опросов мы анализируем, что осталось неизменным, а что изменилось в отношении людей. Неизменной осталась иерархия, есть несколько профессий, которые являются лидерами по доверию, это зна
Можно выделить две наметившиеся тенденции. Во-первых, практически ко всем профессиям доверие за эти годы немного снизилось. Погрешность у нас составляет 3,4 процента, а среднее снижение составило около 5-ти процентов, то есть можно говорить о том, что доверие к представителям всех 10-ти профессий, а они очень разные, за последние два года снизилось. Это значит, что в общественной системе вакуум доверия у нас не только не исчезает, но, наоборот, увеличивается, и это критически важный момент, который касается не только политики, но и совершенно не политических профессий.

Вторая тенденция связана с церковью. Священнослужитель — это единственная профессия, доверие к представителям которой за последние два года снизилось очень резко. Я уже говорил, что среднее снижение по всем профессиям составило около 5-ти процентов, а у священнослужителей оно втрое больше. По сравнению с 2010 годом в этом году на 15 процентов меньше тех, кто говорит, что доверяет священнослужителям. Два года назад доверяли 65 процентов, сейчас — 50.

С чем это может быть связано? Здесь уже заканчивается строгая статистика, и начинаются интерпретации. По ним можно спорить, но моя интерпретация состоит в том, что в 2010 году информационный фон для церкви, и, прежде всего, русской православной церкви, как основной нашей конфессии, был, скорее, позитивным. Напомню, всего за год до этого сменился патриарх, это место занял патриарх Кирилл, который сразу выдвинул несколько инициатив, поменял ряд иерархов и провозгласил общий курс на более глубокое вовлечение церкви в жизнь общества, более активное внимание к проблемам общества и более активную миссионерскую деятельность. Более того, на евразийском пространстве патриарх Кирилл также очень многое сделал, а это россиянами, как правило, воспринимается позитивно. Однако в 2012 году информационный фон для РПЦ стал остроконфликтным, негативным и даже скандальным. Началось это примерно в 2011 году, когда дискутировался закон о реституции, о возвращении церкви изъятых у нее культурных ценностей, монастырей, территорий и так далее, тогда сплоченная музейная корпорация, а так же ряд примкнувших к ней деятелей культуры жестко высказались против этого. Дальше было активное участие церкви в политических процессах, и это также многих оттолкнуло, в особенности, представителей либеральной общественности среднего класса, так называемого, «креативного меньшинства». Но если раньше существовало некое неформальное табу на критику церкви, и считалось, что церковь слишком много выстрадала за времена коммунистического ига, и она центр нашей духовности, то Рубикон был перейден, и сегодня церковь не критикует только ленивый. Был скандал с часами патриарха, чудесным образом исчезнувшими, разборки вокруг какой-то квартиры и, конечно же, Пусси Райот в ту же копилку. Все это увеличивает дистанцию между церковью и самой продвинутой или активной частью наших городских сообществ, современно мыслящих, информированных, влиятельных и ресурсных.

Конечно, нельзя говорить, что церковь лишалась поддержки общества. Я уже говорил, что порядка 50-ти процентов продолжают доверять священнослужителям. Это высокая планка, и священнослужители остались в группе профессий, которым доверяют в наибольшей степени. Для сравнения, журналистам доверяют всего около 32 процентов россиян. Но, тем не менее, это, конечно, серьезный звонок. РПЦ нужно думать о своем имидже, о том, как вернуть симпатии тех 15-ти процентов россиян, которые за последние три года перешли на другую сторону.

Имидж всех остальных профессий сформировался давно, и он достаточно устойчив. И два года назад, и сейчас чиновников не любят, им, скорее, не доверяют. То же самое касается предпринимателей и полиции, и реформа МВД тут никакого позитивного влияния, к сожалению, пока не произвела. То же касается и госслужащих, которых у нас считают «чинушами», жиреющими на народном добре и работающими на себя, на своих родственников, на свой карман, а не на общество, поэтому выражение «слуги государевы» используется, в основном, в кавычках, и никаких изменений за два года не произошло.

Мне по прочтении письма Андрея Макаревича вспоминается рецензия одной учительницы на школьное сочинение, что там много нового и оригинального, но то, что оригинально — не ново, а то, что ново — не оригинально. В письме общие слова. Можно ли поспорить с каждым из них? Конечно, нет, практически все, что там высказано — аксиома. То есть это собрание всего того, что каждый из нас готов высказать по поводу современного состояния нашего государства и общества. Произведет ли это «сотрясение воздуха» какие-то последствия или нет? Я думаю, не произведет. Никаких Америк он не открыл, власти прекрасно понимают, что уровень коррупции, ставки откатов выше всех возможных и многое делают для того, чтобы с этим бороться. Получается пока не очень, но, по крайней мере, власть что-то предпринимает. Это одно из самых уязвимых мест в ее репутации, и поэтому уровень поддержки избирателей зависит от того, насколько она способна справиться с этой проблемой.

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий