Лебединая песня Марка Бернеса («Русский базар», США)

Лебединая песня Марка Бернеса (
Всем, конечно, знакома незабвенная песня «Журавли» с ее полными трагической лирики стихами, задушевной мелодией и красивейшим припевом без слов, по праву считающаяся лучшей песней о Великой Отечественной войне.

Всем, конечно, знакома незабвенная песня «Журавли» с ее полными трагической лирики стихами, задушевной мелодией и красивейшим припевом без слов, по праву считающаяся лучшей песней о Великой Отечественной войне.

Лебединая песня Марка Бернеса (

Год назад исполнилось сто лет со дня рождения ее первого и неповторимого исполнителя — популярного киноактера и певца Марка Наумовича Бернеса (Неймана). Но мало кто знает, что первоначальный вариант слов песни, вернее, тогда еще только стихотворения, значительно отличался от того, который вот уже более сорока лет бессмертно звучит на концертах, по радио, в записях на дисках.

В 1969 г. уже смертельно больному неоперабельным раком легкого Марку Наумовичу попались на глаза опубликованные в журнале «Новый мир» (номер 4 за 1968 г.) стихи великого аварского поэта Расула Гамзатова «Журавли» в русском переводе Наума Исаевича Гребнева (1921-88):

Мне кажется порою, что джигиты,

В могилах братских не были зарыты,

А превратились в белых журавлей…

Они летят, свершают путь свой длинный

И выкликают чьи-то имена.

Не потому ли с клином журавлиным

От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый —

Мои друзья былые и родня.

И в их строю есть промежуток малый —

Быть может, это место для меня!..

Стихотворение понравилось Бернесу, и он попросил разрешения у Гамзатова поработать над текстом. На сохранившемся в архиве Марка Наумовича экземпляре журнала — его вопросы и правка. В результате «джигиты» уступили место солдатам всех народов, павшим в той страшной войне, а «речь аварская» — общечеловеческой боли и скорби. Стихотворение обрело более широко значимый, всеохватывающий смысл.

В сотрудничестве с замечательным композитором Яном Абрамовичем Френкелем (1920-1989), создавшем ранее немало других произведений песенной классики — «Я спешу», «А самолеты сами не летают», «Настоящие мужчины», «Песня о кино», «Песня о Белграде» и др., — была создана мелодия. Бернес записал «Журавлей» и попросил смонтировать на кассете четыре песни — также «Три года ты мне снилась», «Романс Рощина» и «Я люблю тебя, жизнь» и поставить ее на похоронах.

Через полтора месяца Марка Наумовича не стало.

И на гражданской панихиде в Доме кино «Журавли» звучали и как прощание с популярными артистом, и как сбывшееся пророчество:

Настанет день, и с журавлиной стаейЯ поплыву в такой же сизой мгле, Из-под небес по-птичьи окликаяВсех тех, кого оставил на земле.

Как часто спетые песни, сыгранные роли, поставленные фильмы становятся пророческими для их исполнителей и авторов!

В середине 80-х автору этих строк была подарена грампластинка выдающейся русско-польской певицы Анны Герман. В комментарии на футляре было сказано, что это последняя запись певицы в Москве на фирме «Мелодия». Называлась она «Последняя встреча» по одноименной песне В. Левашова на стихи В. Крутецкого, записанной на последнем треке этого полихлорвинилового диска. Когда же я услышал слова второго куплета этой песни, у меня защемило на душе:

Вот и все, последняя песня, Вот и все, не быть уже нам вместе…Ну что тут можно сказать?..

Секрет

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий