Евгений Толмачев: «Когда уравнение красивее женского тела»

Евгений Толмачев: «Когда уравнение красивее женского тела»
«Нельзя предавать мечту и призвание», — напоминает потенциальным абитуриентам накануне ЕГЭ гость «АиФ-Урал» — профессор кафедры теоретической теплотехники Уральского федерального университета, доктор технических наук Евгений Толмачев

— Евгений Михайлович, известный парадокс — в нашем промышленном регионе выпускники школ выбирают для сдачи ЕГЭ по большей части гуманитарные дисциплины. То есть они ориентируются именно на эти специальности. Как вы думаете, почему?

«Нельзя предавать мечту и призвание», — напоминает потенциальным абитуриентам накануне ЕГЭ гость «АиФ-Урал» — профессор кафедры теоретической теплотехники Уральского федерального университета, доктор технических наук Евгений Толмачев

— Евгений Михайлович, известный парадокс — в нашем промышленном регионе выпускники школ выбирают для сдачи ЕГЭ по большей части гуманитарные дисциплины. То есть они ориентируются именно на эти специальности. Как вы думаете, почему?

Евгений Толмачев: «Когда уравнение красивее женского тела»

— По-моему, они руководствуются в первую очередь… меркантильностью. Не знаю, как вы, а мы мечтали о другом. Быть космонавтом, летчиком… В армии отслужить. У нас в деревне, если мальчишку не взяли в армию, — трагедия. За него же ни одна девушка замуж не выйдет. А сегодня, если пошел служить, значит, больной. Система ценностей изменилась. Хотя, замечу, в последнее время ситуация меняется. По крайней мере у нас в энергетике — конкурс стал чуть больше. Может быть, выправится ситуация.

— Преподаватели высшей школы сетуют на низкий уровень абитуриентов…

— За те годы, что преподаю, я вижу эту экспоненту — все вниз идет, в ноль. Прикладные математики — элита нашего факультета — продифференцировать простейшие функции еще могут, чуть сложнее — нет. А уж интеграл взять — для них большая проблема. Нет знаний! Кто-то хорошо сказал, знание — это то, что осталось у человека после того, как он все забыл. Дважды два сколько? Большая Медведица где? Вы же не роетесь в памяти, чтобы дать ответ. Вот это знания. По моему убеждению, ЕГЭ эти самые знания выхолащивают. Возможно, эта форма позволяет бороться с коррупцией, но… Судить не могу (смеется. — ред.), не поверите, но я взяток не беру. Общая проблема — падает уровень требований к знаниям. Скажем, сегодня кандидат или доктор наук совсем не тот, что был лет пятьдесят назад. Раньше к доктору наук предъявлялось требование — наличие собственной научной школы. А сейчас докторов клепают. При всем моем уважении к ним, ведь и я в этой когорте.

— Я правильно понимаю, заниженные требования формируют у молодежи соответствующее отношение к учебе?

— Конечно. Хотя, безусловно, есть тот, кто болен наукой. Но ведь ей жизнь надо посвятить. Хорошо же сказано: если можешь не писать стихи — не пиши. Поэт не тот, кто пишет стихи, а тот, кто не может НЕ писать. Так же и с наукой. Я вот аспиранта, прямо скажем, попросил уйти… Если ты два часа занимаешься наукой, а остальное время «делаешь деньги» — делай, наука подождет. Сделаешь деньги, женишься, родишь детей, посадишь дерево… а потом приходи заниматься наукой, если засвербит. Только вот помнить нужно — мечту, призвание предавать нельзя. Понимаете, преподаватель не может всему научить. Учитель (в высоком смысле этого слова) дает импульс. Анатоль Франс хорошо сказал: «Знания нужно поглощать с аппетитом». У некоторых студентов я этот аппетит все же чувствую. Из сотни хоть две пары глаз, которые блестят, вижу.

— Говорят, вы не требуете обязательного посещения лекций.

— Это моя принципиальная позиция. Читать-то все умеют. Я, когда рассказываю, смотрю в глаза. Сегодня ввели возмутительный термин «образовательные услуги». Но разве можно вообразить артиста, исполняющего, скажем, роль Гамлета, в качестве слуги? Чтение лекций у доски вместе с рождающейся на глазах студентов истиной — такое же артистическое искусство. Того же Шекспира можно прочитать, однако мы почему-то идем в театр, чтобы насладиться игрой артистов, их интерпретацией образов. Истинное искусство как в системе образования, так и в любой деятельности, несущей элементы творчества, не может быть втиснуто в рамки модных сегодня компетенций, умений и так далее. Я воспитывался на уважении к учителям, преподавателям, уж к профессорам — само собой. Сейчас такого уважения нет.

— Что бы вы посоветовали нынешним абитуриентам?

— Выйти за рамки денежной, меркантильной брони, абстрагироваться от сиюминутных «ценностей» в пользу истинных. Жизнь не тусовка! Она гораздо интересней. Но для того, чтобы жизнь стала интересной, нужно затратить силы. Чтобы постичь музыку (кроме гениальной), нужно знать азы музыкальной грамоты. А это труд. Чтобы ядерную физику полюбить, я не знаю, сколько потов должно сойти. Или на то, чтобы восхититься красотой дифференциального уравнения… Я решал уравнения тяготения Эйнштейна — красота необычайная, не хуже красоты женского тела. Прежде, чем я постиг это, были школа, институт, университет. Если учиться только для того, чтобы сдать экзамен, ничего доброго не выйдет. Сдадите и сразу все забудете. Работать надо! Даю, например, задачу решить. За 15-20 минут, дай бог, треть задачки решили. А посули каждому по сто долларов, наверняка бы решили (Смеется. — ред.). Только у меня таких денег нет. Это отсутствие интереса! Отсюда пожелание: нужно быть любознательным, любопытным к абстрактным знаниям.

Евгений Михайлович Толмачев родился 25 августа 1942 года в селе Пушкари Тамбовского района Тамбовской области. В 1965 году окончил УПИ по специальности «проектирование и эксплуатация атомных энергетических установок», в 1971 году — физический факультет УрГУ. С 1965 года и по сей день — преподаватель УПИ (ныне УрФУ). Профессор, доктор технических наук.

Источник: ural.aif.ru

Добавить комментарий