Уикэнд в Калифорнии

Уикэнд в Калифорнии
Мы публикуем путевые заметки Екатерины и Ильи Андреевых о севере Калифорнии. Напомним, ранее в «Газете.Ru» выходили тексты Андреевых о Риме, Аляске, Гавайских островах, Греции, Коста-Рике и Чили. Полную их версию можно прочитать на сайте andreev.org — ред.

Мы публикуем путевые заметки Екатерины и Ильи Андреевых о севере Калифорнии. Напомним, ранее в «Газете.Ru» выходили тексты Андреевых о Риме, Аляске, Гавайских островах, Греции, Коста-Рике и Чили. Полную их версию можно прочитать на сайте andreev.org — ред.

Уикэнд в Калифорнии

День 1. Приезд в Калифорнию — дорога до Crescent City. К описываемому моменту за плечами у нас было 35 штатов, так что американских мест, интересных для изучения, оставалось все меньше. По Калифорнии доводилось уже ездить 6 лет назад, когда зимой посетили национальные парки Йосемити, Секвойи и Долину смерти, но на севере штата мы еще ни разу не были. А ведь там расположен парк Redwood NP с самыми высокими в штатах деревьями, чего уже в принципе достаточно для мотивации. Приплюсовав к этому беглое посещение Сан-Франциско на обратном пути, набросали поверхностный план путешествия и отправились в дорогу.

Праздничным утром вылетели в соседний с Сан-Франциско Окленд на забитом под завязку самолете.

Наверное, у каждого второго техасца в Калифорнии живет родня (как и наоборот), вот и мотается народ туда-сюда, а уж в праздники тем более. Время в пути всего 3 с половиной часа, даже поспать толком не получилось. Из аэропорта Окленда ходил удобный бесплатный шаттл прямо до дверей rental car center, где вместе были собраны все прокатные конторы. В «Budget» взяли золотистый Chevy Cobalt, почти новый, всего с несколькими тысячами миль на одометре. Чтобы попасть на северное калифорнийское побережье, нам нужно было пересечь Сан-Франциско и постараться выбраться из него до того, как начались бы какие-нибудь праздничные мероприятия.

В город въехали по мосту Bay Bridge ($3; только на въезд), миновали симпатичный, компактный даунтаун и выскочили на набережную рядом с мостом Золотые Ворота. На противоположной стороне залива Сан-Франциско начиналась длинная дорога вдоль побережья. Чтобы набраться сил перед рулением, немного задержались в Golden Gate recreational area.

Мост виден издалека, сидит очень высоко над водой, оранжево-красный и не такой впечатляющий как в фильмах.

А может, у нас уже глаз замылился после шикарных греческих… В солнечный выходной народу на набережной было много, но это не сильно портило впечатление. Бегуны в коротких шортах несмотря на сильный ветер трусили рысцой. Собаки вперемешку с детьми копались в песке у линии прибоя. Нередко ухо улавливало русскую речь.

Перекусив на дорожку привезенными из дома припасами, через 10 минут уже въезжали на Golden Gate bridge. Деньги за проезд по мосту брали на въезде в город, в обратную сторону можно было удалиться совершенно бесплатно. В лучших традициях мы пропустили съезд на прибрежное шоссе N1, однако это дало возможность проехать горной дорогой через густую чащу леса, перемежающуюся полянами для гольфа и убийственными по размаху особняками. Вот где скрываются калифорнийские мультимиллионеры!

2К 4 вечера наконец вывалились из леса прямо на побережье, на пропущенное шоссе N1. Вечерний свет уже скользил по Тихому океану, касаясь оранжевыми лучами обрывистых берегов. Очень часто попадались обзорные площадки на краю утесов, дававшие возможность и отдохнуть от извилистых поворотов дороги, и полюбоваться пенным прибоем. К вечеру ветер еще пуще разыгрался; на одной из остановок мне даже не сразу удалось открыть дверь машины. Шоссе N1 довольно точно повторяет изгибы побережья, проходя иногда в нескольких метрах от края. Солидную скорость развить, естественно, не получается, да и калифорнийские водители особой прытью не блещут.

— Ну вот что он тащится 15 миль в час, когда здесь 30? — кипятился Илья, безуспешно пытаясь объехать «тормоза» на однополосной дороге.
— Может человек пейзажем любуется, — успокаивала я. — Или едет есть индюшку к опостылевшей теще, вот и не торопится.

3А у нас время поджимало. Закат сверкнул золотом в 5 с небольшим, а предстояло еще доехать до северной калифорнийской деревни Crescent City, где была заказана гостиница. К тому времени дорога совсем опустела, все придорожные бизнесы закрылись, народ пошел праздновать День Благодарения. Чем дальше, тем шоссе становилось извилистей, постепенно забирая вправо от побережья. Меня стало укачивать, чего не случалось давно. Спустилась темнота, принесшая с собой дождь и сильнющий ветер. Когда мы выскочили на U. S. Route 101 в районе Ukiah, видимость понизилась до нескольких метров из-за тяжелого синеватого тумана.

101-й хавей не был интерстейтом, разделение по середине присутствовало лишь местами, да и ограничение небольшое, всего 50-65 mph. Но он был более или менее ровным и не так кружил, как красивое шоссе N1. Кстати, U. S. Route 101 — один из последних оставшихся в США «оригинальных» хайвеев, проложенных в 1926-м году.

В тумане продвигались медленно, то есть в пределах ограничения скорости. Ехали тяжело, но к 11 вечера таки добрались до окрестностей городка Crescent City. Из дома по телефону был зарезервирован номер в мотеле, расположенном прямо на пляже. И хорошо, что была резервация: над мотелем висело безрадостное светящееся табло «no vacancy». Check-in закончился в 10 pm, но хозяйка любезно нас приняла, махнула рукой на сетования и извинения за поздний приезд: «Не волнуйтесь, у меня все равно бессонница». Даже налила две чашки горячего шоколада.
Поблагодарив хозяйку, побежали в номер отогреваться у печки. Кондиционеры в тех краях не приняты из-за ненадобности.

День 2-й. Маршрут: Redwood NP — шоссе Newton B. Drury — Yurok loop — устрицеловы — Auto Hill road — вечерняя прогулка по отливу — ужин в Grotto restaurant. Национальный парк Redwood NP в северной Калифорнии был основан по указке Конгресса не так давно, в 1968-м году. Это название как под зонтиком объединило несколько государственных парков в одну систему с единым руководством. В отличие от остальных национальных парков на территории США въезд сюда бесплатный. В некоторых источниках указывается, что берут по $2 на отдельных участках, но мы с этим не сталкивались.

Слово «redwood» довольно трудно переводится на русский язык. Буквальное «красное дерево» — это совсем не то, что имеется в виду; «гигантская секвойя» — двоюродный вид. Окольными ботаническими путями мы выяснили, что redwood по-русски значит «калифорнийское мамонтовое дерево» или «секвойя вечнозеленая». Чтобы не было путаницы, в справочниках часто рисуют сравнительные таблицы секвой и мамонтовых деревьев. В то время как Coast redwood растут на узкой полоске вдоль побережья Тихого океана на севере Калифорнии и юге Орегона, гигантские секвойи живут южнее, только на западных склонах Сьерра Невады. Ну и основная разница в том, что мамонтовые тоньше секвой, но гораздо их выше. В латинском названии дерева, Sequoia sempervirens, отдана честь коренным жителям этих мест: вождя племени Чероки звали Sequoyah. А «семпервиренс», как известно медикам, означает «долго или всегда живущий».

4Гигантские секвойи мы уже видели в прошлый калифорнийский приезд. Очень хорошо помню ощущение от погружения ладони в теплую ворсистую кору дерева. Теперь хотелось сравнить с мамонтовыми. Они немного моложе секвой, средний возраст всего каких-то 500-700 лет, но есть и старожилы, разменявшие тысячу. Самые высокие старцы (около 115 метров) тихо-мирно растут в ложбинке у ручья Redwood creek. Но чтобы не тревожить их покой понапрасну, в день там могут появляться не более 50 человек.

Получить пропуск в Tall Trees groove можно абсолютно бесплатно в порядке живой очереди в инфоцентре.

Именно эти деревья были основной целью нашего приезда в Redwood NP; остальное рассматривалось лишь как красивое, но дополнение. Это как если уехать из Техаса, не попробовав настоящего барбекю.

С утра радушная хозяйка пляжного мотеля опять напоила горячим шоколадом. У нас на югах принято почивать гостей ледяной водой с лимоном. Здешний же промозглый климат, особенно поздней осенью, взывал к постоянным горячительным дозаправкам. В другие времена года тоже не особенно жарко, средняя летняя температура — всего 16 градусов, но это идеально для гигантов-мамонтовых.

Пятница после Дня Благодарения называется Black Friday и известна традицией, по которой магазины открываются чуть ли не в три утра, распродавая ассортимент с громадными скидками, а иногда и отдавая бесплатно. Но не стоит обольщаться, народу в магазинах тоже огромное количество. Помнится, мы лишь один раз выбрались в Best Buy на черную пятницу, но, поглядев на безобразие около магазина и забитую до отказа парковку в 6 утра, развернулись, больше никогда не предпринимая попыток приобщиться к «традиции».

Не знаю, есть ли в Crescent City большие магазины, собирающие любителей халявы со всей округи, но утренний город был абсолютно пуст. Светофоры исправно переключались с зеленого на красный, но регулировать было нечего, лишь ветер гонял по просторным улицам праздничную мишуру. Закрытым оказался и инфоцентр, но у парка был еще один, южнее, недалеко от городка Orick, и мы надеялись, что не один, так другой обязательно должен работать.

На углу пустой улицы заметили открытое кафе, к которому съезжались явно местные машины.

Как оказалось, Good Harvest cafe очень хвалят во многих путеводителях, мы же вышли на него абсолютно случайно. Уютное заведение с вежливым персоналом покорило еще и меню, а также совершенно гениальной идеей заменять яйца на тофу. Многим яйцеедам не понять меня, на дух не переносящую яичный дух. Завтракая в путешествиях, я редко когда могла сказать, что вот, замечательная еда, которая легла на душу. В основном ведь на завтрак подают яичницы в различных вариациях, а остальные довольствуются жалкими поджаренными тостами с мармеладом. Но в Good Harvest моя проблема разрешилась: теперь все, что так аппетитно жевал Илья, я тоже могла попробовать, не рискуя вывернутым наизнанку желудком. Хочешь — омлет по-бенедиктски с беконом, хочешь — rancheros. И все из тофу! Счастью не было предела, да и идея классная. За завтрак взяли двадцатник, но ведь это Калифорния.

5Неспешно мы выехали в сторону Орика. Около 40 миль на юг по знакомому шоссе 101. В районе деревни Klamath решили еще ближе подвинуться к океану, свернув на узкую немощеную Coastal drive. Эта дорога составляла всего 8 миль в длину, дальним концом выходя опять на 101-ю, но была узкой, с крутыми поворотами и резкими подъемами. В это время суток океанский прибой вел себя довольно спокойно, но было заметно, что его мощь постепенно увеличивается. К середине дня стоило ожидать больших волн.

Любуясь тихоокеанскими красотами, мы как-то совсем позабыли о бензине.

По пути заправок не было, не возвращаться же в Crescent City… Оставшиеся мили до Орика прошли в надежде, что там-то уж должен быть бензин. Надежды не оправдались. Немного обеспокоенные, остановились у большого инфоцентра на берегу (Kuchel visitor center), раздобыли карту и два бесплатных пропуска в Tall Trees groove. Дорога в дебри отходила от шоссе вправо и начала вихлять буквально с первых метров. Голодный рев почти пустой машины нам совсем не понравился, поэтому приняли решение отложить Tall Trees на завтра, приехав более подготовленными. Всякое бывает в путешествиях, важно быть достаточно гибкими в планах и быть готовыми, что придется менять одно на другое.

6В Crescent City вернулись немного другим путем через ответвление Newton B. Drury highway. Дорога проходила через пастбища оленей вида Roosevelt elk. Шикарная равнина, которая так и называлась — Elk prairie, давала хорошую возможность поглядеть на этих гигантов животного мира. Небольшие группы самок спокойно паслись у обочины, детенышей видно не было (они появляются в мае-июне). Изредка из леса к самкам подходили олени, увешанные тяжелыми рогами. Если машина останавливалась слишком близко от стада, животные настороженно поднимали головы, беспокойно втягивая ноздрями воздух.

7На этой же дороге Newton Drury есть совсем короткое ответвление к гигантскому дереву Big Tree wayside. Это уже для самых ленивых путешественников, потому что дерево расположено в нескольких десятках метров от дороги. На его фоне хорошо фотографироваться, любой человек предстает мелкой букашкой, а ведь это дерево не самое большое в парке.

Из-за отложенного на завтра похода, времени у нас оставалось довольно много. Проехав по мосту над рекой Klamath, свернули в сторону океана в местечке Yurok loop. Там прямо по пляжу проходила часть многомильной тропы Coastal trail. Всю ее осилить мы, конечно, не планировали, но 2-3 мили вполне вписывались в расписание.

8Пробравшись от парковки через бурелом к берегу, обнаружили скрытый пляж из черного песка, довольно сильно заваленный бревнами.

9На дальнем конце пляжа в пенных водах купалась группа бойскаутов. А прямо по курсу на песке расселась стайка устрицеловов.

10Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Увидели бы мы устрицеловов, не свернув в этот отдаленный уголок? Птицы редкие, более того, эндемик северо-западного американского побережья. Красный морковный нос помогает им раскрывать створки устриц, вытаскивая незадачливого хозяина. Фотографировать черное на черном — занятие не из легких, пришлось довольно долго караулить, чтобы лучи неяркого солнышка правильно подсветили птичек. Нас они очень боялись, близко ни разу не подпустили, поднимаясь в воздух при малейшей попытке приблизиться.

11Все это происходило в уютной бухточке False Klamath cove, живописно утыканной торчащими из воды осколками. От пляжа тропа забиралась вверх на утес, проходя по самому его краю. Тихоокеанский прибой уже вовсю шумел, бешеной пеной рассыпаясь по скалам.

Через милю-полторы от Coastal trail отходит другая тропа, прямо в лес. Это и было так называемое кольцо, по которому удобно вернуться к машине. Как и остальная растительность в этих краях, гигантские папоротники поднимались над головой, создавая иллюзию парка Юрского периода, с рыщущими неподалеку динозаврами. В таких лесах очень хорошо пахнет мокрой листвой, парящей землей и хвоей. Встречи с -заврами удалось избежать, и через полтора часа мы вновь были на 101-м шоссе.

12Совсем рядом с Crescent City есть кусочек национального парка под названием Jedediah Smith Redwoods state park. Его насквозь прорезает сказочное шоссе Howland Hill road. Сказочное, потому что иначе и не описать этот лес из мамонтовых деревьев, тонущий в тумане. Дорога настолько узка и извилиста, что трейлерам не рекомендуется на нее заезжать. Redwoods подступают со всех сторон словно большие энты. Красно-коричневые стволы их теряются в низкой облачности, гудят, будто разговаривают. Путь через лес составляет всего 10 миль в одну сторону, но запоминается надолго.

13Сумерки подкрались очень быстро, затрудняя дальнейшее перемещение по лесу. Мы вернулись в мотель, утеплились и вышли уже через окно-лоджию прямо на пляж:) Как и ожидалось, на океане царил отлив. Отходящая вода чертила на песке очень красивые узоры. Небо то золотилось, то становилось лиловым, передавая часть своих красок зеркальной поверхности песка.

14Местные жители явно любили это время суток, как и их четвероногие. Собаки с упоением гонялись за линией отлива, пытаясь ее куснуть и поднимая тучи холодных брызг. Городскому пляжу не было ни конца, ни края, гулять по отливу можно часами. Солнце в последний раз выглянуло из-за облака, после чего быстро закатилось за океанский горизонт. Сразу резко похолодало.

Для ужина выбрали двухэтажный Grotto restaurant & lounge, специализирующийся на морепродуктах и расположенный в гавани всего в 2 минутах от мотеля. Как хорошо пошел горячий суп clam chowder после гуляния по отливу! Приготовленные в белом соусе с травками палтус и лосось приятно довершили ужин. После целого дня на воздухе, комнатка в мотеле показалась верхом уюта, а бокальчик красного вина согрел усталые мускулы.

День 3-й. Маршрут: маяк Battery Point lighthouse — Tall Trees trail — дорога до Сан-Франциско — «Argent hotel» в центре — японский ресторан — шампанское с видом на город. Ароматный шоколад утром в мотеле явно становился традицией. Было совершенно в кайф сидеть на веранде, опустив ноги в песок, потягивать вкусный напиток, любуясь океаном и нависшим над ним с ночи туманом. Crescent City у меня теперь ассоциируется с горячим шоколадом и тихим шелестом волн.

15На океане по-прежнему был отлив. Мы решили воспользоваться этим обстоятельством и посмотреть маяк в северной части города, к которому путь обычно прегражден водой. Маяк Battery Point lighthouse возвышался на вершине небольшого утеса в паре сотен метров от берега. По отливу подняться к нему не составило никакого труда, океанское дно обнажилось, открыв проход по валунам, облепленным водорослями. Под камни испуганно шмыгали черные крабики.

16Короткий, но сильный дождь застиг нас на самой верхней точке.

17Стоило мне только посетовать вслух, что не удастся под дождем запечатлеть Crescent City со стороны воды, как облака расступились и выпустили над городом радугу. Заказывали — получите, распишитесь. Только мы начали спускаться со скалы, дождь зарядил еще сильнее. Ливень решили переждать за завтраком в полюбившемся Good Harvest cafe.

18Порядок действий по получению пропуска в Tall Trees grove мы полностью повторили. Разница заключалась лишь в том, что теперь приехали подготовленными, с полным баком бензина. Предвосхищая вопрос, хочу сразу объяснить, зачем вообще пропуск в лесу. Действительно, если идти пешком, то добраться до рощи с самыми высокими деревьями можно и так. Но для машины путь преграждает шлагбаум на кодовом замке. Комбинацию кода меняют ежедневно, выдавая ее вместе с пропуском. Таким образом и ограничивают доступ первыми 50-ю посетителями.

19За шлагбаумом началась 6-мильная гравийная дорога с рекомендованной скоростью 15 mph. Но даже этого много, так как путь постоянно перебегали олени, а также рябчики. Один из них довольно долго несся параллельно курсу машины, оттопырив хохолок и пытаясь побить мировой рекорд скорости среди куропаток.

20Дорога окончилась небольшой парковкой, на которой уже разместились три машины. Тропа к Tall Trees (длиной всего 1,3 мили в одну сторону, все время под горку) начиналась прямо здесь же. В этой части парка росли старейшие мамонтовые деревья, разменявшие тысячу лет. Недостаток солнечного света вынуждал растительность тянуться вверх. Все вокруг было просто гигантским: папоротники-великаны, рододендроны высотой с магнолию, даже ягодные кусты черники доставали до пояса. Естественные пожары, случающиеся в здешних местах с периодичностью раз в столетие, как ни странно способствовали росту мамонтовых, но не всех, а самых больших. Высокие деревья выжили благодаря толстенной коре, в то время как их молодые короткие собратья и кустарники гибли в огне. Накопившиеся в них питательные вещества переходили в почву, пламя убивало вредоносные для семян грибки, территория расчищалась, большие деревья получали и питание и дополнительный свет.

21На одном из поворотов тропы показались огромные мамонтовые с дырками у основания, куда, не сгибаясь, спокойно мог поместиться взрослый человек. Эти отверстия в стволах люди называли «goosepens», потому что там удобно было держать гусей, кур и цыплят как в загоне. Встречались поваленные огнем мамонтовые, плотно заросшие папоротниками и грибами. Обычно рядом с такими павшими гигантами, используя ту же корневую систему, росли его «детки». Это позволяло достичь им взрослой стадии гораздо быстрее, чем если бы они вылупились из семечка.

22Окружающие тропу клены были щедро усыпаны папоротниками и мхом. Растения-эпифиты, растущие без доступа к почве, укрепляются в верхней части коры дерева, не причиняя ему ни малейшего вреда. А так как клены сбрасывают листья на зиму, эпифитам в качестве бонуса достается больше солнечного света. Деревья с торчащими из коры папоротниками смотрятся просто фантастически, как мохнатые существа с другой планеты.

На удивление, у высоченных мамонтовых очень неглубокая корневая система, уходящая вниз всего на 2-2,5 метра. Они растут, распуская под поверхностью земли огромные горизонтальные корни (до 40 метров в длину), которые цепляются за такие же корни соседнего дерева, удерживая всю группу в балансе. В конце тропы у самого берега ручья есть круговая дорожка в 1 милю по периметру территории с самыми высокими мамонтовыми. Среднее время, проводимое людьми в этом месте, — 1 минута 45 секунд, дошел-увидел-убежал. Стволы находятся слева, справа, рядом и в отдалении. Верхушек не видно, как и горизонтальных ветвей. Только ворсистые мачты-redwoods частоколом окружают всех заглянувших в этот волшебный уголок.

23Через папоротниковые заросли спустились на берег ручья. Когда здесь происходили наводнения, Redwood creek разливался вплоть до Tall Trees grove, поднимаясь на высоту человеческого роста. Красная кора деревьев приобретала сероватый оттенок из-за примеси каменной крошки в водах ручья. Образовавшаяся линия-разделение на коре лучше всяких гидрометров отмечала уровень воды.
Лес совсем не был робким, как в других местах, скорее люди чувствуют себя там маленькими и беззащитными. Назад возвращались в горку, приятно согревшись после влажной и промозглой атмосферы в роще. Навстречу попадались компании азиатов, тоже сумевшие получить пропуск.

24На этом наше знакомство с национальным парком Redwood NP заканчивалось, впереди ждала дорога до Сан-Франциско. Выезжали по 101-му шоссе на юг. По пути полиция частенько устраивала «safe corridors», где ограничение скорости падало до 50 mph. Движение быстрое, плотное, особенно в окрестностях городков. Места чрезвычайно красивые, хоть и не обозначенные на карте словом «scenic»: каньоны, скалы, временами даже суровый лес.

25В 6 вечера мы уже подъехали к Golden Gate bridge. На мосту была ожидаемая пробка, въезд в город стоил $5. В центре, на Market street, без труда разыскали «The Argent hotel», где из дома был зарезервирован номер. В Сан-Франциско хотелось побаловать себя и остановиться в многозвездочной гостинице «с видом», поэтому выбрали дорогой отель (номера от $150). Когда еще случай представится… Такая стоимость вполне оправдывала название гостиницы: цены выходили даже не серебряными, а золотыми.

У отеля «Argent» предусмотрена только valet-парковка. Отдали мальчику машину, в дверях с важным видом раскланялся швейцар. За стойкой регистрации встретил свой брат-славянин, а именно болгарин. Перебросившись парой-тройкой фраз по-русски, болгарин решил сделать upgrade нашему номеру. Минут 10 он пытался поселить нас так, чтобы рядом не было лифтов, из окна был виден мост Золотые ворота и этаж был как можно выше. Все эти условия совместить не получилось, но номер дали гораздо выше, чем мы рассчитывали и платили (чем выше — тем дороже; до 15 этажа цена у номеров одна, до 20-го другая, до 30-го третья, и т.д. по нарастающей). На 34-й этаж поднялись на скоростном лифте, да так, что заложило уши. Номер оказался небольшим, уютным, с громадным окном от пола до потолка, из которого отлично просматривался downtown и даже мост справа. Молодец, болгарин.

26Оставив чемоданчик, спустились вниз прогуляться по вечернему Сан-Франциско. Улицы прыгали вверх-вниз, при таком ландшафте в городе должно было быть минимальное количество толстых людей. Не то что в плоском Хьюстоне, стабильно держащем несколько лет подряд почетное звание «самого толстого города США».

Если идти далеко, можно было заскочить в трамвайчик (cable car), который наш народ кличет «каблекаром» и за пятерку доехать до любой точки маршрута. Через час ветер совсем разгулялся на городских улицах, срывая с прохожих кепки и припечатывая людей к стенам. Чтобы согреться, заскочили в японский ресторанчик недалеко от гостиницы. В заведении толпились почти одни азиаты, хороший показатель «правильности» места. Роллы, нигири, японское пиво, сливовое вино — и вот уже совсем не холодно.

На обратном пути прихватили бутылочку шампанского, чтобы отметить приезд. До поздней ночи сидели на полу в полумраке с бокалами у огромного окна на 34-м этаже, фотографировали ночной город.

День 4-й. Маршрут: Сан-Франциско — Fishermen\’s wharf — аквариум — пирс 39 — Lombard street — Chinatown — поездка на трамвайчике — возвращение домой. Настал заключительный день путешествия по Северной Калифорнии. Он обещал быть очень длинным, так как самолет в Хьюстон отправлялся в половине первого ночи.

Крайний срок выписки из отеля «Argent» — полдень, поэтому совершенно никуда не спешили, даже утром сгоняли позавтракать во французский ресторан неподалеку (не понравился — дорого и невкусно). Выписались посредством express check-out, просто кинув электронную карточку от номера в специальный ящик в фойе. А вот потом довольно долго ждали, пока нам выкатывали машину из гаража. Наверное, надо было предварительно позвонить из номера, быстрее бы получилось.

27В этот день с утра Сан-Франциско заливало дождем. Пешком гулять не представлялось возможным. Решили переждать ливень под крышей, заглянув в аквариум в прибрежном районе Fishermen\’s wharf. В отеле нас снабдили очень подробной картой центральной части СФ, где в том числе указывались и односторонние улицы. Да и без карты ориентироваться в городе легко: планировка по решетке, лишь с двумя диагональными проспектами — Columbus и Market street. Вдоль побережья залива идет широкий бульвар The Embarcadero, плавно загибающийся к парку перед мостом Золотые ворота. А от него в залив вдаются многочисленные пирсы, от 1-го до 47-го.

У знаменитого пирса N39 тусуются морские котики, совершенно не стесняющиеся туристов, а от 33-го отправляются экскурсии к тюрьме Алькатрас (The Rock).

Машину пришлось оставить в платном гараже ($6 в час), но в качестве сладкой конфетки нас снабдили купонами на $2 скидки со входного билета в аквариум. Помнится, в первое время после переезда в США мы очень любили американские аквариумы: большие, светлые, интересные. Но постепенно тяга к ним угасла, так как появилась возможность наблюдать живность в естественной среде обитания, и походы в аквариумы перестали вызвать бурю эмоций.

Дождь не успокаивался, надо было где-то переждать непогоду. Вопреки ожиданиям, аквариум в гавани понравился, особенно тоннель, где скорее люди выглядят экспонатами, изолированными от многочисленных акул, скатов и осетров посредством стеклянной трубы. На выходе расположена традиционная petting area, где можно потрогать морских звезд, вельветовых скатов и других некусачих водных обитателей.

28Дождь не кончился, а казалось, что зарядил еще сильнее. Прикрывшись зонтиком, устроились напротив помостов с морскими котиками на пирсе 39. Sea lions, или, как местные в шутку их называют, «Sea Lebrities» начали сюда приплывать в январе 1990-го года. Воды залива богаты сельдью, питание было обеспечено, а люди не то что не трогали, а даже заботились. Численность морских котиков достигла трех сотен, а зимой за счет появления самцов вообще увеличивается до 900. Летом они мигрируют в южные воды, но есть и такие, что живут на пирсе круглый год.

29На людей котики совершенно не обращают внимания: спят вповалку, купаются, дерутся. Их порыкивания и клокотания доносятся издалека, предупреждая прохожих о том, кто здесь хозяин.

30После пирса с котиками мы хотели глянуть на еще одну достопримечательность Сан-Франциско — кривую улицу Lombard street. Часто о ней пишут, что это самая кривая улица в мире, что, на наш взгляд, абсолютная неправда. Даже в самом городе есть более изогнутые улицы, что уж говорить о целом мире. Сомневаюсь, что Lombard street со своими 8-ю резкими поворотами сможет побить какую-нибудь улочку в деревенском Китае или Индии, но место, конечно, красивое и вполне достойно посещения.

31Начинается крутой участок Lombard street на холме Russian Hill с улицы Hyde, по которой курсирует трамвайчик. Скорость на спуске 5 mph по красной брусчатке мимо особняков в викторианском стиле и аккуратных клумб с цветами. По сторонам улицы есть пешеходный спуск, но это не так интересно, как проехать по кривуле за рулем. Очень короткая, красивая и необычная поездка.

Оставив машину на бесплатной параллельной парковке у подножия Lombard street, мы снова поднялись по ней наверх, но уже пешком, где поймали cable car за $5. Посещение Сан-Франциско было бы не полным, если бы мы пропустили Chinatown, тем более что китайцы на моей работе его нахваливали, сравнивая с Гонконгом.

И действительно, чайна-таун оказался очень аутентичным: барахло на улицах, уйма мелких лавочек с иероглифами в названиях, красно-золотые традиционные фонарики, развешанные на удачу, китайские сухонькие бабуськи, тараторящие без устали друг с другом. Ходили и наслаждались всем этим великолепием довольно долго, не понимая ни единого слова из витающих в воздухе «се-се-ме-се-кон-чванг-винг».

Опять зарядил дождь. Что ж такое?! Заскочили в первый попавшийся вьетнамский ресторанчик, где сидела всего лишь парочка посетителей.

Заказали любимые dumplings, говяжий суп, зеленый чай и вьетнамский кофе со сгущенкой. Когда закончили трапезу, дождь все еще не стих, так что гулять по улицам не было никакого желания. Пришлось прятаться в огромном молле, где на тот момент проходило открытие новой секции магазина «Bloomingdales». Из-за повышенного количества народа туалеты универмага ужасали. Хуже я видела только на гавайском о. Мауи в национальном парке Халеакала, когда там пошла вспять переполнившаяся из-за ливня канализация. До самого вечера бродили под крышей, переходя от одного магазинчика к другому, даже прикупили чего-то, хотя такое «развлечение» навевает на нас обоих скуку и зевоту.

Сан-Франциско накрыла темнота, прогнавшая наконец приклеившийся к городу дождь. Памятуя о греческом отпуске, решили поужинать в ресторане «Santorini» перед отъездом домой. Но вот незадача, еда оказалась совершенно невкусной и неправильной: до греческой кухни им как до луны.

32Вскочив на гремящий мимо cable car, по холмам и горкам ехали через весь ночной город до Lombard street, где оставили машину. Под конец пути остались в вагончике наедине с колоритным азиатским машинистом, даже застряли на путях ненадолго, потому что кто-то забыл перевести перед трамваем железнодорожную ветку.

Машина поджидала в целости и сохранности, было приятно отогреться в салоне после пронзительного сан-францисского ветра. До аэропорта в Окленде добрались за полчаса, сдали машину владельцам, заплатив $90 за четыре дня аренды. Самолет в Хьюстон отправился в полпервого ночи, почти не задержавшись. При движении на восток расстояния покрываются быстрее, так что мы были дома уже через 3 часа 20 минут. Завершилось небольшое путешествие по Северной Калифорнии, позволившее хоть на время выйти из рабочего режима. По возвращении еще неделю снились папоротники, мхи и загадочные мамонтовые деревья.

Источник: gazeta.ru

Добавить комментарий