Александр Филиппенко: Фильм Кары настоялся, как хороший коньяк!

Александр Филиппенко: Фильм Кары настоялся, как хороший коньяк!
В Петербурге состоялся первый показ фильма «Мастер и Маргарита» Юрия Кары. Через несколько дней после премьеры в гости в редакцию SPB.AIF.RU пришел Александр Георгиевич Филиппенко, блистательно исполнивший роль Коровьева (Фагота). Актер ответил на вопросы читателей сайта.

Судьба играет с человеком

«АиФ – Петербург»: — Александр Георгиевич, мы очень рады вас видеть. Мы знаем, что у вас было несколько причин приехать в Петербург…

В Петербурге состоялся первый показ фильма «Мастер и Маргарита» Юрия Кары. Через несколько дней после премьеры в гости в редакцию SPB.AIF.RU пришел Александр Георгиевич Филиппенко, блистательно исполнивший роль Коровьева (Фагота). Актер ответил на вопросы читателей сайта.

Судьба играет с человеком

«АиФ – Петербург»: — Александр Георгиевич, мы очень рады вас видеть. Мы знаем, что у вас было несколько причин приехать в Петербург…

Александр Филиппенко: Фильм Кары настоялся, как хороший коньяк!

Александр Филиппенко: — В Петербурге я снимаюсь в историческом сериале «Петр I. Завещание» режиссера Владимира Бортко. Съемки уже заканчиваются. В этой картине я играю главу тайной канцелярии, графа Толстого. Сергей Маковецкий играет Меньшикова, Александр Балуев играет Петра, Ирина Розанова – Екатерину. Прекрасная компания! И режиссер все время говорит Маковецкому: «Ярче, острее!» Потом поворачивается ко мне: «К вам это не относится. Вы у нас торпедоносец! Тихо, спокойно, без всяких прыжков и штучек, которые были в фильме Кары “Мастер и Маргарита”.

И это так случилось, я знал, что у меня единственный выходной будет 18 января — день, в который состоялся показ для прессы фильма Юрия Кары “Мастер и Маргарита”. Это самая большая мистика в проекте 1994-го года. Никто не предполагал, что фильм увидит широкого зрителя в киноварианте.

“АиФ-Петербург”: — В этом фильме снялось целое созвездие актеров.

Александр Филиппенко: — И Настя Вертинская, и Михаил Ульянов, и Николай Бурляев, и Валентин Гафт. У Сережи Гармаша роль Бездомного – одна из первых ролей. И я … ещё 17 лет назад.

“АиФ – Петербург”: — Какая-то машина времени! И я пыталась посмотреть на это глазами современных молодых людей, которые давно вот такого кино не видели. И мне было интересно, насколько люди хорошо это воспримут, потому что уровень актерской игры совсем другой.

Александр Филиппенко: — Все уже другое: другое государство, другая планета. Хотя 94-й год – это уже свободная Россия, но все равно – это другой век.

“АиФ – Петербург”: — С моей точки зрения это кино может быть открытием…

Александр Филиппенко: — И знаком! Открытием… надеюсь, выход этого фильма вызовет дискуссию, которой не было бы, если бы фильм вышел в 94-м году.

И то, что эта картина попадает в наше время, и является второй мистикой. Конечно, половины актеров нет уже… но мы надеемся, что все они смотрят сверху. Ну, что скажут “театроведки” и театроведы, киноведы и киноведки? Есть надежда, что этот фильм подтолкнет многих молодых людей к книжной полке, к прочтению романа Булгакова. У меня есть такое ощущение. В моей творческой биографии вариант Кары выходит вовремя.

“АиФ-Петербург”: — Звонок от читателя: “Алло, Александр Георгиевич? Меня зовут Елена. У меня вопрос про съемки „Мастера и Маргарита“. Фильм такой мистический… Изменилась ли ваша судьба после фильма?”

Александр Филиппенко: — Вы знаете, действительно, судьба играет с человеком. Можно верить в мистицизм, в какую-то силу, амулет…важно внутри иметь “приборчик”, который улавливает знаки свыше, и быть готовым к этому. Я думаю, что это есть. Вот сейчас я успел, несмотря на пробки, снег. У меня здесь было 7 дел! Как Жванецкий сказал: “Москва – это город одного дела. На второе ты уже опаздываешь”. И Питер, наверное, тоже. Вот как-то мне удалось. Ну, а как изменилась…Работа должна быть праздником. Основное – это свобода. Внутри должно быть это ощущение. Я еду туда, куда я хочу. Занимаюсь тем, чем я хочу.

Мы, актеры, — переводчики с авторского — на зрительский. Гоголь, Булгаков, Платонов, Зощенко, Довлатов, Солженицын, Акунин, Жванецкий… — что можно ещё желать актеру? Но надо быть очень внимательным к классике. Сейчас играем Чехова в постановке Кончаловского “Дядя Ваня”. Это большая ответственность. Каждый спектакль – это планета. И надо понимать и соответствовать той форме, которая задана режиссером. Вот тут вот стиль, жанр. Трудно.

“АиФ – Петербург”: — Вы очень много работали с Михаилом Ульяновым. Расскажите, пожалуйста, какой он был человек.

Александр Филиппенко: — О нем мы будем говорить с вами всю жизнь. Вот, я сейчас его увидел в “Мастере и Маргарите”. Какой Пилат — это учитель, гуру! Он играл Ленина, я Бухарина; он – Сталина, я – Жданова. Мы много концертировали вместе. “Мертвые души” читал. Так, он и остался у меня в памяти, живым! И дружны были. И недалеко жили. Он на Пушкинской, я – на Патриарших прудах. Виделись, гуляли. Это был просто изумительный человек! Великий и гражданин, и актер. Все с благодарностью его вспоминают! Конечно, об этом надо говорить. Уверен, что все ему посылают наверх сигналы благодарности.

Главное – чтобы внутри был джаз

“АиФ – Петербург”: — Звонок от читателя: “Здравствуйте, меня зовут Светлана. Александр Георгиевич, вы являетесь поклонником прозы Довлатова. Скажите, а вы были с ним лично знакомы?”

Александр Филиппенко: — Нет, нет. Но у меня было много питерских друзей из Политеха, которые находились на расстоянии рукопожатия от Довлатова.

Обычно, после концерта, я с дочкой, которая помогает мне в качестве звукорежиссера, идем на Рубинштейна и к мемориальной доске Довлатова кладем цветочки. Потом звоним в Америку, а там в это время 3 часа дня; и либо Катя, либо Лена (дочь и жена Довлатова – прим. ред.) берут трубку.

Я люблю Петербург, но отношение к нему бывает самое разное. Я был здесь в белые ночи. Все другое! И Невский заполнен народом. А Невский – это же Бродвей, как и улица Горького (Тверская) в Москве.

А у Довлатова я всегда вспоминаю чудесную фразу: “Джаз – это стилистика жизни”. Джаз – это мы сами в лучшие минуты нашей жизни, когда внутри нас соседствует душевный подъем, бесстрашие и откровенность. Главное – чтобы внутри был джаз..

“АиФ – Петербург”: — Звонок от читателя: “Здравствуйте. Беспокоит Владимир. Вопрос касается семейных ценностей. У вас трое детей. По нынешним меркам это очень много. Вопрос ещё такой: как вы относитесь к тому, что ваши дети не пошли по вашим стопам?”

Александр Филиппенко: — От первого брака у меня двое уже взрослых детей, Мария и Павел. Мария мне звонила сюда на съемки. Павел пошел по моим стопам – учится в ГИТИСе на режиссера. Часть своих книг я передал ему. Контрольные работы все сохранились. Моя супруга Марина заканчивала Щукинское училище. Мы познакомились в театральной библиотеке. Это было в другом веке, в другой стране. И я счастлив, что Александра, которой 25 лет, свободно разъезжает. Она заканчивала “Международных отношений”, и у неё диссертация “Критика эмиграционной политики Буша младшего”. А пока она со мной на съемках Бортко, помогает. Мне спокойно с ней. У нас хорошие отношения.

Вынеси все свои переживания на бумагу

“АиФ-Петербург”: — Вопрос на сайте: “Александр Георгиевич, здравствуйте! С детства я помню Вас как Кащея Бессмертного из фильма „Там, на неведомых дорожках“ (я его ужасно боялась и в то же время восхищалась им), Вы исполняли роли Смерти, дона Рэбы, Коровьева, Азазелло. Что вы чувствуете, когда воплощаете эти жутковатые образы, и как погружение в такие роли соотносится с Вашим восприятием мира? С верой, если вы верите в Бога?”

Александр Филиппенко: — Все забывают одно. Вопрос веры – это очень личный вопрос. Лицедеи – это те, которые разыгрывают чисто вертеповские сценки, связанные с Библией. Произведение Булкагова — это же просто зашифрованный дневник переживаний! Ему нужно было “выписаться”.

Это я вам всем посоветую. Когда в голове мусор – вынести все свои переживания на бумагу. Увидеть это глазом. И главное – написать вывод из твоего кошмара. Вы-вод. И я так спасался. Психологи рекомендовали. Так и Булгаков выписывал. Просто видно по структуре романа, изумительного, замечательного. Это не полиграфический роман, как “Доктор Живаго”. Конечно, видеоряд богаче, но возвращаясь к началу: те актеры, которые сыграли у Кары, они подтолкнут куда-то дальше людей. Фильм настоялся, как хороший коньяк. И будет сумасшедший букет…

Видео он-лайн конференции с Александром Георгиевичем Филиппенко можно посмотреть здесь.

Источник: spb.aif.ru

Добавить комментарий