Памяти Петра Фоменко

Памяти Петра Фоменко
Он умел опоэтизировать кирпич, заставить плакать утюг, скрип двери превратить в музыку, обрывок кружева — в вечернее бальное платье, рамку фотографии на стене — в родословную героя. Палка становилась тростью маркиза, пуговица — драгоценным ожерельем, а засохшая травинка — шалашом для влюблённых. Быт превращался в поэму, обыденность — в поэзию.

Он умел опоэтизировать кирпич, заставить плакать утюг, скрип двери превратить в музыку, обрывок кружева — в вечернее бальное платье, рамку фотографии на стене — в родословную героя. Палка становилась тростью маркиза, пуговица — драгоценным ожерельем, а засохшая травинка — шалашом для влюблённых. Быт превращался в поэму, обыденность — в поэзию.

Памяти Петра Фоменко

Таков был смысл творчества Петра Фоменко. На его счету более 60 спектаклей, художественные фильмы, неповторимые телевизионные постановки и, наконец, главное его творение — театр «Мастерская Петра Фоменко».

Он создавал и взращивал этот театр, можно сказать, собственными руками: его актеры прошли школу Фоменко сначала в Академии театрального искусства, на курсе своего профессора, потом в труппе его «Мастерской». Многие превратились в известных артистов, а театр стал для всех них домом, в котором они и живут, и создают ни на что не похожие постановки. «Каменный гость» Пушкина здесь превращался в ироничную трагедию; «Сцена из Фауста» — в бурлеск, где смешаны тексты классиков мировой литературы Гёте и Пушкина со строками поэта ХХ века Иосифа Бродского; а «Семейное счастие» по роману Льва Толстого — в рассказ о быте русского дворянства.

Фотолента: Скончался легендарный театральный режиссер Петр Фоменко

Спектакли Петра Фоменко приближались к «психологическому театру» Станиславского, но мастер в совершенстве владел и постмодернистскими приемами, и особой пластикой, и секретами визуального театра, за которыми часто виделась лукавая усмешка постановщика. В ходе спектакля даже неискушённый зритель понимал, что необыкновенно остроумный Пётр Фоменко подтрунивал над театром вообще, в том числе над старым добрым театром с его буклями и париками, жеманными манерами и витиеватыми объяснениями в любви…

Мастер всегда был склонен и к самоиронии. Может, поэтому всячески избегал интервью, не желая всерьез отвечать на банальные зачастую вопросы. Однажды на художественной выставке в ответ на просьбу корреспондента «Голоса России» об интервью он сказал:

«Приходите лучше к нам в театр, и вам даст ответ на интересующий вас вопрос какая-нибудь наша работа, — любезно отказал Петр Фоменко и неожиданно добавил. — Я очень люблю искусство, и у меня в этой сфере было много друзей, которые достойны были дольше прожить, чем, допустим, я».

Каждую новую работу Петра Фоменко публика воспринимала, как чудо, хотя это «чудо» давалось огромным трудом, и подчас одну и ту же фразу актёрам приходилось повторять чуть ли не по 200 раз, чтобы удовлетворить требования режиссёра. При этом непредсказуемый и взрывной, подвергающий все сомнению Петр Фоменко был невероятно тонким в том, что касалось отношения к актерской индивидуальности. Он любил своих артистов, но всегда предупреждал: «Это прекрасная и убийственная работа, в которой нужно быть первое время подмастерьем».

Репетиционный процесс ему нравился больше, чем результат, успех он считал делом полезным, а провал иногда полезным вдвойне. Его жизненное и творческое кредо стало заповедью и в его театре: «Не зачерстветь душой. Не дать затянуть себя будничной рутине. Не переставать учиться. Не бояться оглядываться назад и не прекращать двигаться вперёд».

— Умер режиссер Петр Фоменко (ВИДЕО)

Театр Петра Фоменко восторженно встречала публика не только в России, он триумфально гастролировал в странах СНГ и Балтии, в Европе, США и Латинской Америке, в Китае и Японии. Мастер ставил спектакли также в Тбилиси, Зальцбурге, Вроцлаве, Париже. Все они разные, но в каждом чувствуется русская театральная школа с её особенностями и традициями. А главное — все они находят отклик у зрителя.

«Петр Фоменко мог бы поставить спектакль по телефонной книге, — утверждает известный актер Валентин Гафт. — Не потому, что там есть имя, фамилия, адрес. А потому, что там живые люди — больные, здоровые, влюбленные, счастливые, огорченные, самоубийцы и возвращенные в жизнь, дети, взрослые, старики. Это все — материал Петра Фоменко. Он знает жизнь!»

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий