Шоу «Вечерний Ургант» как «Парфенон для парвеню» / Несмешная пародия на американские «Late night shows»

Шоу «Вечерний Ургант» как «Парфенон для парвеню» / Несмешная пародия на американские «Late night shows»
Широко и агрессивно рекламируемое телешоу «Вечерний Ургант» вышло в эфире Первого российского телеканала в прошедший понедельник. Премьеру я пропустил, но посмотрев шоу во вторник, понял, что ровным счётом ничего не потерял.

Тема эта явно русско-американская. Как телезритель с 23-летним американским стажем и работник ТВ с 12-летним, я хотел бы её прокомментировать.

Широко и агрессивно рекламируемое телешоу «Вечерний Ургант» вышло в эфире Первого российского телеканала в прошедший понедельник. Премьеру я пропустил, но посмотрев шоу во вторник, понял, что ровным счётом ничего не потерял.

Тема эта явно русско-американская. Как телезритель с 23-летним американским стажем и работник ТВ с 12-летним, я хотел бы её прокомментировать.

Шоу «Вечерний Ургант» как «Парфенон для парвеню» / Несмешная пародия на американские «Late night shows»

Тем более что идея здесь вполне мичуринская: перенести популярный жанр «late night show» с американского телевидения на российское. Видимо, удачный подобный опыт, к примеру, «Jeopardy» или «Who Wants To Be a Millionaire», позволял надеяться, что и в жанре «night show with…» всё закончится благополучно.

Встречи на первом с Владимиром Познером — удачная копия хрестоматийного шоу Ларри Кинга (ныне Пирса Моргана): интервью с известными людьми в формате острого, актуального диалога. Похожие аналитически-развлекательные передачи отличаются от чисто развлекательных, вроде шоу Дэвида Леттермана, Джоя Лено, Криса Рока, шедевров на Comedy Central — Daily Show Джона Стюарта (Jon Stewart) и Colbert Report. Но их всех объединяет то, что они именные и авторские. Главная здесь ценность — ведущий шоу, который до выхода сериала в свет уже известен всей стране, а после нескольких лет ежедневных показов становится национальным достоянием и всеамериканской легендой.

Иван Ургант известен всей России, да и всей, возможно, русскоязычной публике за её пределами. Теперь остается гадать, станет ли он после ежедневного шоу «Вечерний Ургант» (с понедельника по четверг) всероссийской легендой.

Прежде всего, после второго «Урганта» уже стало понятно, что его ведущий — коллективный игрок. В «Прожектор Перисхилтон» он шутит и веселит публику с тремя партнёрами, делая это без видимого напряжения. В поездках по Франции и Америке, отраженных в соответствующем телесериале, Ургант явно находится в тени Познера, а в «Большой разнице» ему без Александра Цекало, похоже, вообще делать нечего. Решение вывести Урганта в единственном числе на люди, скорее всего было основано на уверенности, что в соло-шоу любимец публики вытянет любой сценарий, даже не самый смешной и удачный.

В издательстве «АСТ» выходит книга Владимира Познера, в которой известный тележурналист и телеведущий рассказывает о своём путешествии по Франции с коллегой Иваном Ургантом и открывает читателям «нечто такое, без чего невозможно понять и почувствовать Францию и французов». Тур де Франс

В этом первая проблема: в «Вечернем Урганте» юмор отсутствует, а сатира не жалит. Появление Лено, Леттермана сотоварищи всегда сопровождается каскадом ярких шуток, запоминающихся нередко в виде пощёчины общественному вкусу, подчас сальных, на грани фола. В них сценаристы и ведущие не жалеют никого — от кухарки до главы государства. Репризы посвящены самым горячим новостям, самым известным, на слуху персонам, самым актуальным сегодняшним событиям. И прежде всего, связаны с американской тематикой и местными, общегосударственными и локальными проблемами.

Ургант в своём шоу появляется с пачкой листков, в которых прописаны его репризы, что вполне в духе американских ведущих. Но затем начинается вряд ли понятный не только в России, но и для зарубежной общественности поток «шуток юмора», от которых наворачиваются слёзы. К примеру, проходная острота по поводу нового главы Всемирного банка, американца южнокорейского происхождения Джима Ен Кима, сопровождается видеорядом из какой-то дискотеки, где некий кореец задорно выплясывает что-то вроде помеси гопака с румбой. Ким это или не Ким — какая разница телеобывателю, которому, конечно, до одного места и сам кореец, и его Всемирный банк. Тема посторонняя не только для российской глубинки, но и для гламурного «Рублевского шоссе».

Иосиф Бродский называл Парвеноном любимый им массачусетский городок Провинстаун на Кейп Коде. Колониальный стиль американской провинциальной архитектуры, с колоннами, крашенными белилами либо под мрамор («как в Греции»), вызывали циничную усмешку у нобелевского лауреата. «Парфенон для парвеню», — как объяснил мысль Бродского его близкий друг Лев Лосев.

Такой «Парвенон», похоже, и видит зритель на Первом российском канале. Антураж «Вечернего Урганта» — более-менее точный клон большинства популярных американских ток-шоу: деревянный стол ведущего, за спиной которого — окно с ночным городским видом, только вместо Нью-Йорка позади Москва. Справа от стола — кресла для приглашенных гостей; слева — музыкальная группа, а перед ним — немногочисленная аудитория. По известному принципу ситкома, аудитория беспрерывно реагирует на любую шутку ведущего захлебывающимся смехом.

На этом сходство клона с оригиналом заканчивается. В американских ток-шоу гости — в подавляющем большинстве американцы. Провокативные вальяжные знаменитости, известные зрителю по обложкам жёлтых журналов типа «Star» и «Esquire», по фильмам, скандалам и свадьбам-разводам. В отличие от феноменальной популярности шоу Опры Уинфри, закрывшегося в прошлом году, где были представлены не только звёзды, но калеки и убогие, анорексички и бытовые психопаты, в «night show with…» сплошь веселье и прописанные талантливыми сценаристами остроты.

Насколько изменилось у нас выражение чувств, сам вид и стиль эмоциональности в культурном пространстве? История советской улыбки — от Юрия Гагарина и до Ивана Урганта. От Владимира Высоцкого до Ивана Урганта

При этом самое важное, повторюсь, чтобы гостей шоу знал любой и всякий телезритель. Кого предложил Ургант в своём втором шоу? Американские актёры, приглашённые на московскую премьеру The Avengers (в российском прокате «Мстители») — Крис Хемсворт, Джереми Реннер и Том Хиддлстон; владелец цирка «Cirque du Soleil» Ги Лалиберте (Guy Laliberté); группа Voca People (c попурри на песни всех времён и народов, что мне понравилось, поскольку впечатлился ими ещё на их манхэттенском концерте прошедшей осенью). Всё это происходило без намёков на юмор и интеллект, с удручающей потерей темпа, поскольку почти синхронно шёл перевод.

С Ги Лалиберте ведущий побеседовал о принадлежащем ему iPhone, который Ургант, якобы, потерял на одном из шоу цирка в Кремле; а трёх актёров заставил бить молотком по силомеру, как в 1950-60-х годах в парках культуры и отдыха советских трудящихся.

Я посмотрел в интернете состав гостей первой программы «Ургант». Справедливости ради отмечу, что в шоу принимали участие Сергей Безруков, Владимир Познер, Николай Сванидзе. Но, согласитесь, пойти на никому не ведомых гостей уже на втором шоу, которое ещё никак не зарекомендовало себя телезрителю — это шаг на грани самоубийства.

И здесь можно вернуться к самому ведущему. Бессмысленный, неудачный сценарий с глупыми репризами трудно вытянуть любому профессионалу, каким бы гениальным он ни был. Однако Иван Ургант, симпатичный, весёлый и находчивый парень в коллективных теледействиях, оказался в сольной программе растерянным и нервно подёргивающим ручкой переростком, при этом узкий короткий пиджачок стиляги да брючки-дудочки только подчёркивали неуместность его присутствия в таком взрослом шоу. Поскольку вести юмористическое шоу в одиночку — это тяжелейшая задача, и справиться с ней могут только зрелые, отлично подготовленные люди — как с точки зрения реакции, так и с высоты житейского опыта.

Ни искромётного юмора Рока, ни вальяжности Леттермана, ни мудрой хитрецы Лено или готового на любой розыгрыш Стюарта — лишь беспомощная пародия всех их, вместе взятых, с потугами на оригинальность. На самом деле, Ургант просто не знал, что с гостями делать, чем их занять, о чём спросить — и как бы сыграть при такой игре хоть с какой-то приличествующей ведущему российскому телеканалу миной.

Пишу это с глубоким сочувствием и сожалением по отношению к симпатичному мне Ивану Урганту, да и создателям шоу, которые, верю, несомненно видели эту передачу в ряду самых удачных в этом жанре мировых образцов.

В маленьком заштатном нью-джерсийском городке Форт Ли, на авеню Lemoine, ведущей к мосту им. Вашингтона в Манхэттен, красуется маленькая забегаловка-клуб «Tribecca». С видом на проезжую часть, на реку Гудзон, на красивый мост — и без видов на светлое будущее. Мало кто прельстится меню или местными красотками, несмотря на говорящее название: копию названия модного, молодежного манхэттенского района и одноименного международного кинофестиваля, только с двумя «с».

Дать название провинциальному клубу «Tribecca» — это не только отсутствие вкуса. Это и неуверенность в себе, и заискивание перед тем, что давно себя доказало. Как говорила Эллочка-людоедка, правда, в несколько другом смысле: «Знаменито».

С верой в то, что в «Вечернем Урганте» ещё можно что-то исправить к лучшему, задам вопрос: не «Трайбекку» ли открыли на Первом российском телеканале в прошедший понедельник?

Источник: Kontinent Media Group

Источник: chaskor.ru

Добавить комментарий