Земфира «Последняя сказка Риты» (саундтрек)

Земфира «Последняя сказка Риты» (саундтрек)
«Смерть это то, что бывает с другими», — данный афоризм Иосифа Бродского как нельзя лучше выражает отношение обывателей к «костлявой». Мы страшимся любых натуралистических подробностей, избегаем кладбищ и начинаем люто возмущаться, когда видим в газетах фотографии кумиров в гробах. Православная заповедь о том, что каждый человек должен выпестовать в себе «память смертную», увы, никому не указ.

«Смерть это то, что бывает с другими», — данный афоризм Иосифа Бродского как нельзя лучше выражает отношение обывателей к «костлявой». Мы страшимся любых натуралистических подробностей, избегаем кладбищ и начинаем люто возмущаться, когда видим в газетах фотографии кумиров в гробах. Православная заповедь о том, что каждый человек должен выпестовать в себе «память смертную», увы, никому не указ.

Земфира «Последняя сказка Риты» (саундтрек)

В фильме Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты» смерть предстает в качестве привлекательной особы, которая в награду за правильное отношение к себе дарует легкий переход в Запределье. Вряд ли в этом можно усмотреть искусственную готическую эстетизацию «старухи с косой», поскольку в отношении готов к смерти немало подсознательного страха, позерства и юношеского максимализма.

Земфира также решила отказаться в саундтреке к фильму (диск со звуковой дорожкой приложен к DVD «Последняя сказка Риты) от готических мотивов. Своеобразной ролевой моделью для инструментальных тем послужила музыка к песне „Красота“ из альбома „Венлетта“, которая звучит в ленте на финальных титрах.

Расплывающиеся сомнамбулические фортепианные пассажи, скорбные вокализы, отсутствие акцента на ритм, — таковы основные выразительные средства Земфиры. Темы «Сказка» и «Сказка (lite)» напоминают своим зловещим очарованием о самых «сказочных» альбомах «Агаты Кристи» «Ураган», «Чудеса» и «Майн Кайф».

Несколько выбивается из череды инструментальных треков композиция «Коля». Яростная ритм-секция в сочетании с назойливыми клавишами отражают напряженную борьбу в душе героя между предчувствием скорой беды и упорным нежеланием смириться с ней.

Четыре песни — это четыре лика смерти. Каждая из них исполняется от лица ее самой. В фильм вошла целиком лишь динамичная «Не надо (Танец смерти»), перед которой звучит мягкий упрек Ренаты Литвиновой: «И вот никто никогда не спросит, а что же думаю я!». Здесь речь идет о смерти созидающей, которая «собирает цветы и признания», тогда как люди норовят обязательно «что-то разрушить». Фрагмент из «Танца с саблями» Арама Хачатуряна, представленный в качестве соло на акустической гитаре, символизирует малодушный страх человека перед скорым завершением земного бытия (вспомним Высоцкого: «А он зубами „Танец с саблями“ стучит»).

Песня «Похоронила», исполняемая под яростный электрогитарный бой может быть рассмотрена как попытка преодоления отвращения перед смертью. В «Дожде» (вещь стиле альбома «Спасибо») смерть приносит долгожданное утешение.

Намного сложнее финальная миниатюра «Про любовь». Беззаботным голосом Земфира исполняет четверостишие о некой романтической прогулке, а строчка «и от груза резких фраз умрем, умрем» воспринимается просто как фигура речи. Но если учесть, что песне предшествует фраза «я влюбляюсь неотвратимо», то вполне может статься, что смерть действительно может поджидать беспечную парочку за ближайшим углом. Memento mori.

Источник: km.ru

Добавить комментарий