О проблемах великого и могучего («Абакан», Абакан)

О проблемах великого и могучего (
В рамках дней молодых ученых, проходивших в Абакане со 2 по 6 апреля, в Хакасском госуниверситете состоялась лекция «Актуальные вопросы развития современного русского языка». О процессах, происходящих в нашей языковой среде, рассказывала доцент кафедры русского языка МГГУ им. М. А. Шолохова Ольга Давыдова.

Почему ушло величие?

В рамках дней молодых ученых, проходивших в Абакане со 2 по 6 апреля, в Хакасском госуниверситете состоялась лекция «Актуальные вопросы развития современного русского языка». О процессах, происходящих в нашей языковой среде, рассказывала доцент кафедры русского языка МГГУ им. М. А. Шолохова Ольга Давыдова.

Почему ушло величие?

О проблемах великого и могучего (

Примечательно, что лекция была построена с расчетом на неподготовленного слушателя, то есть носила больше научно-популярный характер. В первой половине своего выступления Ольга Андреевна достаточно подробно рассказала о том, какое место по распространенности занимает русский язык в мире. Увы, цифры статистики указывают скорее на величие былое, нежели настоящее.

Так, сейчас примерно половина населения Земли общается на одном из семи наиболее распространенных языков. На первом месте по распространенности стоит английский — для 500 миллионов людей он является родным и еще около одного миллиарда изучают его как иностранный. Далее следует китайский — им владеют 1 млрд 350 миллионов человек, затем испанский — 360 млн человек. Русским языком в той или иной мере владеет около 280 млн человек, из них 164 миллиона считают его родным.

В 1900 году русским языком владели около 150 миллионов человек. Резкий взлет интереса к русскому произошел после победы СССР в Великой Отечественной войне, а также благодаря успехам Союза в освоении космоса. Наибольший интерес наблюдался в 50-60-е годы — тогда русским языком владели около 500 миллионов человек. До распада СССР русский язык изучали около 25 миллионов школьников и студентов в 91 стране мира.

Однако, как отмечает Ольга Давыдова, за пятнадцать последних лет русский язык стремительно теряет свои позиции. Некоторый перелом наметился только в самые последние годы. Это связано с созданием многочисленных совместных фирм, по этой причине популярность русский набирает, например, в Польше.

Но в большинстве стран СНГ и Балтии русский язык постепенно выдавливается из всех государственных учреждений, хотя по факту абсолютное большинство население понимает и продолжает говорить по-русски. На Украине активно русским языком владеют 60,4% населения, то есть 29 млн человек. В Латвии число активно владеющих русским более 56%. Но политика этих и других стран идет в пользу родных языков. Политологи считают, что если процесс дерусификации у наших соседей будет происходить такими же темпами, как сейчас в Туркмении, Узбекистане, Азербайджане, то к 2025 году число владеющих русским языком сократится до уровня начала ХХ века.

Русский у нас и за рубежом

Наш язык за границей востребован по-разному. К примеру, в Германии сейчас 6 миллионов человек в разной степени владеют русским языком. Примерно половина из этого числа — выходцы из бывшего СССР и их потомки. Прежде всего речь идет о немцах Поволжья. Вторая половина — это граждане ГДР, где русский был главным иностранным языком, он изучался в школах с 5-го класса, а также в вузах.

По данным на 2007 год, русский язык в школах Германии изучали около 135 тысяч детей, еще около 7 тысяч человек учили его в заведениях среднего профобразования. В США русский занимает 10-е место по числу носителей языка — это около 700 тысяч человек. Самое большое количество русскоговорящих в штате Нью-Йорк. В связи с этим губернатор штата в 2009 году принял решение все документы, касающиеся выборов, переводить и на русский язык в том числе. А в некоторых штатах, например в Калифорнии, на русском можно сдавать письменный экзамен для получения водительского удостоверения.

В связи с миграцией населения наша страна столкнулась с серьезной языковой проблемой, особенно остро она стоит в больших городах и связана с большим количеством гастарбайтеров из стран Средней Азии. Эти люди очень плохо знают русский язык. Но самое главное, что они приезжают со своими семьями, в которых дети, например, могут вообще не разговаривать по-русски. В отдельных районах Москвы доля учащихся, для которых русский язык является неродным, доходит до 30% процентов. Естественно, говорить о хорошей успеваемости не приходится.

Новое слово? Жесть!

— Современный русский язык переживает резкий слом, что является следствием социальных процессов, — отмечает Ольга Давыдова. — Ускоряются темпы развития и изменения норм русского языка. Появляется огромное количество новых слов во всех сферах нашей жизни. Источниками новой лексики зачастую становятся другие языки, например американский вариант английского. Однако новизна слова — понятие относительное. Многие слова, плотно вошедшие в наш лексикон всего несколько лет назад, были в словарях начала прошлого века. Правда, тогда они были несколько экзотичными, оторванными от нашей реальности и зачастую имели негативную смысловую окраску. Теперь оказалось, что очень многие реалии соотносятся с нашей действительностью — инфляция, мафия, коррупция, бизнес.

Кстати, одним из первых слово «бизнес» употребил Сергей Есенин в 1923 году, в своей статье «Железный Миргород»: «Американец всецело погружен в business и остального знать не желает». Уже через два года Владимир Маяковский в стихотворении «Бродвей» напишет «бизнес» русскими буквами.

Впервые слова «бизнес», а также «бинесмен» были отражены в словаре иностранных слов 1937 года издания. Словарь 1955 года издания трактует слово «бизнесмен» как «делец, коммерсант, предприниматель, капиталист, воротила, стремящийся из всего извлечь крупные барыши, не гнушаясь никакими средствами, в целях личной наживы».

И еще в 1973 году в словаре Ожегова можно найти схожее определение. Однако в настоящее время со слова снят элемент экзотики и отсутствует негативное значение. Если раньше бизнесмен предполагал нечто диковинное и плохое, то сейчас ничего такого нет.

Этот процесс можно проследить на примере многих слов. Например, «успешный». В традициях русского языкового сознания слова «успех» и «успешный» никогда не были принципиально важными. У нас человек определялся по другим параметрам. Сейчас все чаще мы определяем человека по тому, достиг он в жизни успеха или нет. Изменилось значение слова «брутальный». До недавнего времени — грубый. А теперь так называют «настоящих» красивых мужчин.

— Интересно, что если иностранное слово входит в язык и имеется аналог, то новое слово занимает позицию выше, престижнее, — поясняет Ольга Давыдова. — Поэтому у нас киллер — это почти профессия. Идет уборщица в метро — у нее на куртке надпись «клининговая компания». Теперь уборщицей у нас никого не называют, а вот менеджер по клинингу — это да! Почетно. Так иностранные слова позволяют поднять престиж многих профессий.

Большое негативное влияние на русский язык оказывают слова молодежного и воровского жаргона. Уголовная и нецензурная лексика вышла за пределы своей языковой среды и стала достоянием всех жанров, требующих экспрессии. Крепкие словечки можно найти в художественных текстах, газетных публикациях, услышать по телевидению и радио. Беднеет язык в молодежной среде. Современные люди могут выражать всю гамму чувств одним-единственным словом. Например, «жесть». Это и очень хорошо, и плохо, и восхитительно и т. п. Им не нужно знать много слов, чтобы выразить свою мысль или эмоции — достаточно одного, смысл которого определяется ситуацией.

«Падонкаффский» язык

Большое распространение сегодня получила языковая игра — так называемый «Олбанский язык», популярный среди пользователей сети Интернет. Это не язык двоечников, не знающих орфографии, как может показаться на первый взгляд. Это нечто иное, как нарочитое изменении правил написания слов — когда ошибка возводится в правило. Например, в слове меняются местами безударные гласные — так появились «девачко», «бландинко». Характерно написание «я» через транскрипцию — «йа» (йа плакал). Есть еще ряд правил, благодаря которым появились слова «нисмишно», «ффтопку» и, конечно, знаменитое «превед, медвед!».

— Надо сказать, что такие игры с написаниями были характерны для поэтов начала ХХ века, — рассказывает Ольга Давыдова. — Александр Блок в «Незнакомке» пишет «мичтатель». Но в любую игру можно играть только в том случае, если вы понимаете, что это игра. Нельзя заигрываться. Филологи бьют тревогу, потому что молодые люди, предпочитающие изъясняться на олбанском, тем самым обкрадывают себя. Нельзя ежедневно писать «превед, медвед», а потом с легкостью перейти на другой регистр речи. Это неизбежно ведет к снижению грамотности. Когда я первый раз проверяла ЕГЭ, в самой первой работе было написано слово «щаз». Сначала я восприняла это как игру и даже не стала выносить в качестве ошибки. Но когда во второй работе «щаз» и в третьей «щаз» и «исчо» — то стало понятно, что это не игра, просто по-другому писать уже не могут.

Естественно, что в конце лекции от студентов последовал вопрос — что делать, чтобы изменить ситуацию? И ответ был тоже вполне закономерным — читать больше хорошей проверенной литературы, классики и следить за своей речью. Каждому.

Источник: rus.ruvr.ru

Добавить комментарий