Успех демократии прост: достаточно быть честным с народом — премьер-министр Бангладеш Шейх ХАСИНА

Успех демократии прост: достаточно быть честным с народом — премьер-министр Бангладеш Шейх ХАСИНА
Премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина Вазед дала эксклюзивное интервью ИТАР-ТАСС и «Российской газете».

— Госпожа Премьер-министр, большое спасибо за возможность встречи с Вами накануне Вашего официального визита в Россию. Это первый визит за 40 лет после исторического, еще в Советский Союз, визита Вашего отца, национального лидера страны, тогда президента Муджибура Рахмана. С каким настроением, с какими чувствами, с какими ожиданиями Вы едете в Москву? Что Вы ждете от этого визита?

Премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина Вазед дала эксклюзивное интервью ИТАР-ТАСС и «Российской газете».

— Госпожа Премьер-министр, большое спасибо за возможность встречи с Вами накануне Вашего официального визита в Россию. Это первый визит за 40 лет после исторического, еще в Советский Союз, визита Вашего отца, национального лидера страны, тогда президента Муджибура Рахмана. С каким настроением, с какими чувствами, с какими ожиданиями Вы едете в Москву? Что Вы ждете от этого визита?

Успех демократии прост: достаточно быть честным с народом — премьер-министр Бангладеш Шейх ХАСИНА

— Россия всегда была верным другом для Бангладеш. Особенно это было значимо во время войны за независимость 1971 г., тогда еще Советский Союз пришел на помощь нашему народу. И тот факт, что я могу нанести визит в Москву именно в исполнение 40-летний юбилей нашего сотрудничества, установленного в тот сложный военный период, добавляет мне уверенности и несомненно служит достижением нового уровня в наших отношениях. Памятуя о дружбе моего отца Муджибура Рахмана с советским руководством, «всякий раз вспоминая о той войне, мы вспоминаем и о помощи, которую оказала Россия», я отношусь очень позитивно к этому визиту и ожидаю от него, что он будет очень полезен. Я очень надеюсь на расширение обоюдного сотрудничества наших стран в различных сферах, что несомненно еще более укрепит нашу дружбу в дальнейшем.

— Госпожа Премьер-министр, я должен сказать, что страна Бангладеш молодая, можно сказать, юная, ей всего 40 лет, и становление страны неразрывно связано с Вашей семьей, с основателем Вашей страны, Вашим отцом Шейхом Муджибуром Рахманом. И я бы хотел Вас, если позволите, попросить вернуться памятью в те годы, когда страна зарождалась, когда она получала свое развитие, и в то же время это были трагические годы, было совершено зловещее покушение на убийство Вашего отца, к власти пришли другие силы, военные силы. Это для Вас было и знаковым, и трагическим периодом.

— Видите ли, у нас вся жизнь может в какой-то степени именоваться борьбой, так как и отец мой провел всю жизнь в борьбе за независимость страны, и его часто арестовывали. Огромный период в своей жизни он провел в заключении, и, естественно, это отразилось на жизни всей нашей семьи. Моя мать всегда советовала нам быть осторожными. Во время войны вся наша семья сидела под домашним арестом, и там же, в условиях почти заключения, родился мой старший ребенок. Вообще-то война принесла сложности всем. После войны, когда страна лежала в руинах и мы буквально надрывались, пытаясь восстановить экономику, и уже были первые ростки каких-то надежд — именно в это время руками заговорщиков был убит мой отец и не только он: и мать, и трое моих братьев с их женами, всего около 18 человек, что сильно ударило по моему душевному состоянию. В тот сложный период мы были почти в изгнании. Я со своей сестрой пребывала в Германии. Мой муж был физиком-ядерщиком, в то время он учился в Германии. И мы съездили его повидать. Там-то мы и услышали об этой ужасной новости. Меня очень огорчает тот факт, что после всего, что было, после гибели более 3 млн моих соотечественников, после глумления вражескими войсками над 200 000 наших жен и дочерей, после всей этой кровавой эпопеи не прошло и 4-х лет, как национального вождя, моего отца, который положил всю свою жизнь ради страны и народа, убили без суда и следствия. Вместе с тем они попытались убрать из жизни целую плеяду и других национальных вождей.

Все это ударило не только по нашей семье, да и в нашей семье и не приветствовалась точка зрения, что мы только для себя. Мы всегда осознавали себя частью народа и все, что происходило с нашей семьей, автоматически отражалось и на судьбе народа, также, как и любое событие национального масштаба, не могло не коснуться нашей семьи. Все, что произошло — это удар не только по нашей семье, но и мощный удар по нации. Как старшая дочь в семье, я была наиболее близка влиянию моего отца и вся его роль в борьбе за идею, в борьбе за улучшение доли бедной части народа, удовлетворение базовых нужд на развитие культурной сферы — все это послужило для меня уроком и является направляющей меня идеологией и сейчас. Поэтому несмотря на всю степень личной трагедии, я нашла в себе силы преодолеть саму себя и выйти на арену политической борьбы, продолжая линию своего отца. Я не могла не вернуться, и партия приняла меня в свои ряды, что дало мне возможность выполнить свою роль до конца. Я в то время была в разъездах и под конец уехала в Лондон. Военная хунта того времени не позволяла мне вернуться на родину. Но и пребывая в Лондоне, я не уставала вдохновлять и организовывать моих сторонников как за рубежом, так и на самой родине через средства массовой информации. Не будет преувеличением сказать, что вся моя семья участвовала в той войне, мой отец пребывал в заключении все годы войны, моя мать была организатором молодежи, мои братья воевали. Сегодня, если мы, храня о них память, сможем осуществить задуманное, если, невзирая на их отсутствие, Бангладеш добьется поставленных задач, мы все выполним нашу национальную миссию. Без сомнения, души усопших членов нашей семьи найдут успокоение. Я верю в это.

— Вашего великого отца Муджибура Рахмана называют отцом нации. Но он одновременно был очень, я знаю, любящим отцом своих детей, он очень любил Вас как свою старшую дочь. Вот сегодня, возвращаясь к его памяти, какие заповеди, какие уроки Вашего отца кажутся Вам наиболее актуальными?

— Мой отец был необычайным человеком. Так как большее время в своей жизни он провел в тюрьме, мы его вообще-то мало видели. Но все то время, пока он был с нами, мы чувствовали его любовь к нам. Мы никогда не чувствовали ни в чем недостатка. И это, я думаю, было проявлением его родительской любви. Вы знаете, мне иногда кажется, что он не делал различий между членами своей семьи и простыми людьми из народа. Казалось, для него семья — это весь народ. Но это не оборачивалось для нас равнодушием с его стороны. Умение служить народу, жертвуя собой, не думая о себе, это, пожалуй, было главным уроком, который он нам преподал. Сегодня это звучит немодно, но в нашей семье действительно были именно такие ценности. Не думая о себе, служить больше обществу. Отец всегда говорил нам: «Что ты будешь делать с кучей роскошных сари, когда вокруг тебя сидят голодающие? Ты будешь гораздо счастливее, живя в простом достатке, когда вокруг тебя счастливы другие. Люди будут поминать тебя добрым словом, если будут помнить тебя, как их помощницу. И это гораздо важнее, так называемого, личного счастья».

— Вы, госпожа премьер-министр, упомянули, что были 6 лет в изгнании, мы можем представить, что тяжело быть так долго вдалеке от родины. Но вот вы тогда, будучи еще совсем молодой женщиной, думали ли Вы, что вернетесь в страну, займетесь политикой? Планировали ли Вы, что Вам предстоит большая политическая судьба?

— Для меня никогда не стоял такой вопрос, быть или не быть премьером, быть или не быть на вершине власти. Убийство моего отца и многолетняя военная хунта вселили в меня чувство глубокой несправедливости. Я чувствовала, что надо что-то делать. Тогда же в 1978 году в Хельсинки состоялась конференция. Я поручила своей сестре Рехане зачитать на той конференции посланную мной короткую записку, где я вкратце обрисовала бедственное положение моей страны и просила ООН принять меры. Можно сказать, это было моим первым политическим шагом. В 80-м году мне удалось вернуться, и мы снова собрали разрозненную партию вновь и вселили в людей веру и надежду в то, что военная хунта непременно будет свергнута. Нам даже удалось собрать группу членов британского парламента, которые упомянули о нас на заседании. Нам помогали нобелевские лауреаты Шон Макбрайт, сэр Томас Виллиамс Кьюсиэм. Наша конечная цель была в том, чтобы народ нашей страны вернул себе политические права. Естественно, как член весьма политизированной семьи я не могла оставаться в стороне от политики и, можно сказать, была занята ей со школьной скамьи, в смысле сначала общественных мероприятий, а потом, после известных событий, и политических. Я все время чувствовала, что это просто так оставить нельзя, что надо что-то делать. Как же можно забыть идеалы человека, который положил свою жизнь ради своего народа и был так жестоко убит. Целых три года я не могла от этого отойти. Смешение двух чувств неутешного горя и необходимости действовать обеспечило мою решимость, которая очень помогла мне впоследствии.

— Вы после долгой парламентской работы в 1996 году возглавили правительство, а потом ушли в оппозицию, в 2009 году вновь возглавили правительство. Но это все же разные периоды в истории страны, разные периоды в мире. В чем, скажем так, общая сложность этих периодов? В чем они отличаются, и в чем Вы видите сегодняшние задачи Вашего правительства?

— Восхождение во власть и получение поста премьер-министра я всегда рассматривала как возможность работать для людей, для страны. Так называемых, наполеоновских амбиций, у меня никогда не имелось. Следуя заветам моего отца, я всегда понимала, что в стране, где элементарно не хватает базовых вещей, где банально нужно сначала накормить голодных, дать кров бездомным, там попросту неумно пытаться быть королевой. Это никогда не было ценностями ни моими, ни нашей семьи. Я всегда считаю себя на службе народу. Когда я в первый раз была премьером, мы сконцентрировали все свое внимание, прежде всего, на экономике. И нам многое удалось, в частности мы добились продуктовой самодостаточности, в разы повысили уровень грамотности среди населения, провели немало полезных общественных и политических реформ и заложили фундаменты тех программ, которые успешно работали в будущем уже без нас. После этого мы не были у власти 7 лет. За это время страна опять отстала в развитии. Впоследствии мы опять вернулись к власти и продолжили нашу работу. В частности, нам удалось возродить веру людей в то, что жизнь не безнадежна, что власть может не только обирать, но и работать на благо народа. Если мы смогли одержать победу в деле, совершенно бенгальцам несвойственном, в войне, то почему бы нам не надеяться на безоговорочную победу в деле, нам привычном, в экономике? Поймите, у людей всегда есть мечта. Она может быть как личного, так и национального плана. Мы смогли людям показать, что мы способны осуществить эту мечту как в социальном смысле, так и в экономическом и политическом. Нам удалось поднять уровень грамотности еще на 10 процентов всего лишь за последние два года. Мы существенно уменьшили риск материнской смертности при рождении ребенка. Продвигаются вперед реформы законодательства, здравоохранения, образования так же, как и международных отношений. Мы не должны забывать, что у нас есть большие друзья за границей, и когда мы говорим о России, мы также должны помнить, что Советский Союз нам очень помог в войне за независимость, и эта помощь продолжалась даже после войны, когда приходилось очищать Читтагонгский порт от мин. Выполняя эту задачу, погибли 3 советских моряка, мы до сих пор помним об этом. Но народ уже начинал забывать обо всем этом, и мы считаем своим долгом держать все эти события в нашей памяти. Людская память очень коротка, и люди часто забывают, какую роль сыграли дружественные нам державы как в войне, так и в мирном времени, и то, что Советский Союз ратовал за нас в ООН. И мы считаем своим долгом поддерживать дружественные отношения с теми, кто не забывал нас в трудную минуту.

— Вы, госпожа Премьер-министр, известны как решительный, бескомпромиссный борец с экстремизмом, терроризмом. Для вас терроризм, вообще-то говоря, не пустой звук. Вы сами пережили, я вот подсчитал по лентам нашего агентства, чуть ли не 25 покушений. Вы очень мужественный человек, и в некоторых случаях, я бы сказал, чудом смогли выжить в этих ужасных террористических актах. Что, на Ваш взгляд, нужно сделать, чтобы народ, Ваша замечательная страна, да и собственно весь мир был навсегда освобожден от этого ужаса терроризма?

— Спасибо Вам за этот вопрос. Он очень важный и своевременный. Да, вы правы, насколько я знаю, это проблема не только нашей, но и Вашей страны. Но мы с самого начала были серьезны в том, что экстремизм в обществе недопустим, и государство должно жестко подавлять любые экстремистские течения. Мы, прежде всего, хотим видеть Бангладеш, да и всю Южную Азию, избавленной от экстремизма и развивающейся. Более того, мы рассматриваем Бангладеш как будущий оплот мирной и позитивной позиции, пример для подражания всей Южной Азией. Видите ли, война за независимость официально именовалась таковой, в смысле рождения Республики Бангладеш. Но подспудно в народном сознании эта война имела также и другое значение, а именно — построение секулярного общества, под сенью национальной самобытности, в противовес религиозному фундаментализму. Эти же мысли впоследствии отразились на конституции, когда отец нации Муджибур Рахман принял ее в рекордный срок, всего за 10 месяцев. Но впоследствии, после 1975 года, военные диктаторы поочередно изменяли конституцию под свои личные интересы. Это крайне негативно отразилось на народной судьбе. Мы, придя к власти, особенно вэтот раз, удачно исправили это нарушение. Нам удалось вернуть конституцию в почти прежнее состояние, и я благодарю народ Бангладеш за поддержку, оказанную нам на всех уровнях голосования. Наше огромное достижение в том, что мы сумели вернуть людям веру в утраченные идеалы, служащие путеводной звездой в войне за независимость, но напрочь забытые впоследствии. Проблемы, конечно, есть и сейчас, и они останутся в будущем, но постоянная попытка преодоления их крайне необходима для обеспечения успеха в любом деле. Когда базовые нужды уже удовлетворены, мы отнюдь не остановимся на достигнутом и, помимо экономики, начнем развивать и науку, чтобы наша страна имела базовую инфраструктуру для создания собственных научных разработок для большего удобства нашего народа. Особенно это касается информационных технологий, когда человек может практически совершать все свои дела, не выходя из квартиры.

Особое внимание мы обращаем на сельскую экономику. В сельском хозяйстве страны это чуть ли не самый важный фактор. Подъем села в Бангладеш означает подъем всей страны. Я не могу не повторить тезис о том, что базовые нужны должны быть удовлетворены прежде любых других реформ, а это возможно только с помощью подъема благосостояния сельского хозяйства. К вопросу о терроризме, подъем экономики и удовлетворение нужд населения способно служить основным средством борьбы не только с экономической отсталостью, но и с терроризмом, потому что нет сомнения в том, что терроризм есть следствие недовольства молодежи, которое возникает от беспросветности и нищеты. Когда мы повышаем благосостояние народа, мы повышаем уровень образования, в обществе не остается места для крайнего недовольства, приводящего к экстремистским течениям. Прежде всего, мы пытаемся вытащить женщину на путь образования и карьеры. И также мы воодушевляем матерей посылать всех своих детей в школы, тем самым создавая фундамент нормального гражданского общества.

— Вас, госпожа премьер-министр, часто называют дочерью демократии. Вы известны как последовательный сторонник светских, либеральных реформ в Вашей стране. И в этой связи у меня вопрос. Мы знаем, что эти реформы встречают определенное противодействие некоторых сил в стране. Какие из Ваших либеральных реформ вызывают наибольшее противодействие? С чем Вам приходится сталкиваться, что продолевать?

— Одно из основных условий демократии — это выборность власти, возможность свободы волеизъявления народа. При нас было проведено более 6000 выборов различного уровня как общенациональных, так муниципальных и сельских, в результате чего в разные ветви власти пришли представители, выбранные народом. Избирательный комитет в нашей стране представлял собой не более, чем марионетку властей, и мы сумели превратить избирательный комитет в мощный институт, способный действовать самостоятельно. Мы подключили к наблюдению за демократическим процессом множество международных организаций по соблюдению прав человека, а также нам удалось снова вдохнуть жизнь в институт парламента, где долгие годы царил застой. Мы показали уникальный пример, когда очень часто руководящие посты в парламенте занимали члены оппозиции. Такое в Бангладеш стало возможным только при нас. Вообще-то все, что мы делаем, все идет на развитие народовластия и удовлетворение нужд населения. В успехе демократии нет ничего сложного. Достаточно быть честным к народу в то время, как наши политические противники ведут себя прямо противоположным образом. Мы всегда приветствуем конструктивную критику, которая помогает избавиться нам от наших ошибок и помогает нам лучше развивать страну в ключе национального государства. Но когда под видом критики отрицаются сами основы национального государства и проповедуются прямопротивоположные идеологии, отрицающие само понятие национальности, пропагандирующие понятие средневековья и стоящие на позиции, противоположной нашей национальной идеологии, то, извините, это не оппозиция, а враг государства. Мы всегда приветствуем критику и оппозицию не только в рамках нашего национализма, оппозиционер должен хотя бы признавать государство Бангладеш, заявлять о себе, прежде всего, как о бангладешце, и только потом критиковать. А когда отрицается само понятие бангладешца, и человек позиционирует себя как, прежде всего, последователя какой-то религии, то это уже переходит на некую небезопасную грань, извращает народные взгляды, сеет смуту и беспокойство в умах людей. Орудиями этой политики являются ложь и террор. Мы надеемся, что народ Бангладеш сумеет преодолеть в себе эти нездоровые ростки заблуждения.

— Вы, госпожа Премьер-министр, не только глава правительства, но и великий патриот своей страны. Каким Вам видится будущее Сонар Бангла, Вашей прекрасной Бангладеш, страны, которая все больше и больше уважаема в мире, приобретает все больший и больший авторитет? Каким, в целом, Вам видится будущее Южной Азии, вашего региона?

— Географическое положение Бангладеш обязывает нас жить со всеми в мире. Как завещал наш вождь Муджибур Рахман: «Необходимо дружить со всеми и не враждовать ни с кем». Мы стараемся делать как можно меньше акцентов на спорных вопросах Южной Азии, расширяя между соседями больше пространства для обсуждения вопросов мира и сотрудничества. У нас были давние споры с Индией по поводу раздела воды реки Ганг, и этот вопрос почти решен. Также нам удалось за два года решить вопрос о демаркации границ. Так что пограничных споров сегодня почти уже не осталось. У нас есть еще два дружественных соседа — Бутан и Непал, с которыми после долгого молчания мы возобновили теплые отношения и совместно решили вести переговоры с Индией о транзитной коммуникации между нами через ее территории. Еще один наш сосед Мьянма на международной арене считается довольно таки сложным партнером для переговоров на любую тему. И тем не менее успех нашей дипломатии в том, что даже с такой замкнутой страной нам удалось наладить позитивный диалог, в частности решить вопросы о морских границах. Несмотря на неприятные воспоминания о 71 годе, мы пытаемся иметь дружеские отношения даже с Пакистаном. Мы давно уже ведем дружбу с Китайской Народной Республикой и успешно развиваем торговые и другие союзнические отношения. Для нас важно понимать, что Южная Азия — часть, так называемого, третьего мира, и для этого региона нет важнее вопроса, чем преодоление бедности населения. Если уж говорить о противостоянии, то противостоять и бороться нужно, прежде всего, с бедностью, а не какими-то мифическими врагами, и это относится не только к Бангладеш, но и ко всем государствам Южной Азии. Наш враг номер один — бедность. Даже такие далекие от нас страны, как Шри-Ланка и Мальдивы, сегодня понимают необходимость этого, и мы совместно действуем под эгидой регионального блока СААРК. Я верю в созидательную роль дружбы. Вражда бессмысленна и ни к чему хорошему не приведет.

— Создание государства Бангладеш связано прежде всего со осознанием бенгальцами своей идентичности, национальной культуры, национальной истории, прежде всего такой сокровищницы, как бенгальский язык, которым владеет огромное число людей, один из самых по количеству популярных языков в мире, по количеству людей им владеющих. Одно имя Рабин Драната Тагора — всемирноизвестного автора слов и музыки национального гимна Бангладеш. А вот из современной бенгальской культуры, что Вам ближе всего? Чтобы Вы бы выделили из того, что сегодня славит бенгальцев, Вашу страну?

— Несмотря на то, что в Бангладеш 90 процентов населения — мусульмане, называть нас мусульманской страной очень неправильно. Какое бы не было малое количество религиозных и национальных меньшинств, они тоже имеют равные права со всеми. Прежде всего, мы — бенгальцы. И об этой национальной идентичности нужно помнить в первую очередь. У нас в стране есть лозунг: «Вера у каждого своя, а земля — общая!». У нас на всяких праздниках присутствуют все. И тогда уже мало кто обращает внимание, какой праздник мусульманский, а какой — индийский. И Вы правы, бенгальская литература и поэзия, также как и кино, оказывают величайшую услугу распространению нашего национального влияния в мире. Тот же Рабин Дранат Тагор является автором национального гимна не только Бангладеш, но и Индии. Мы единственная нация в мире, которая боролась за свой родной язык, и мы до сих пор чтим погибших в той войне, и я очень рада, что ООН объявила 21 февраля (день, когда у нас погибли студенты за бенгальский язык) Международным днем языка. Национальная культура являлась основополагающим фактором в войне за независимость, культура также служит мощным идеологическим оружием, с помощью одной песни вы можете выразить намного больше, чем с помощью сотни речей. Подъем культуры помогает осознавать нам, что мы сплочены в нацию. Когда люди объединены, их легче поднять на какую-либо грандиозную задачу. Однако мы понимаем, что в мире идут глобальные процессы, предотвратить которые мы не можем, да и не нужно. Помимо бенгальского, также мы стараемся развить у молодежи знание английского языка. Мы все-таки не замкнутые нацисты. Мы готовы сотрудничать с миром и быть открытыми миру, однако не теряя национальной самобытности.

— У Вас, госпожа Премьер-министр, удивительная судьба, в чем-то она даже трагическая, Вы потеряли очень много своих близких, Вы прожили жизнь, о которой уже написаны книги, еще будут написаны книги, столько за Вашими плечами разных передряг судьбы. Вы руководили страной, руководите страной в неспокойное время. Я посмотрел, что за 40 лет существования Бангладеш только попыток военных переворотов было более 20. И это все очень непросто было пережить, выдержать. Где вы черпаете силы? Откуда берете энергию преодолевать трудности? И какой есть у Вас девиз, которым Вы руководствуетесь в этой своей борьбе?

— Личные качества, помогающие мне преодолевать трудности, такие как смелость, решимость идти вперед достались мне от отца и вообще от моей семьи. Еще когда я была студенткой, я часто выходила на демонстрации, митинги, моя мама каждый раз просила нас всех быть осторожными. В то время как бабушка и дядя наоборот нас поддерживали в самом смелом самовыражении. Мой отец всегда учил меня, что проблем нельзя бояться, жизнь состоит из проблем. Проблемы надо встречать с холодной головой и не впадать в панику. Любой мыслительный процесс или решение, принятое на нервах, неизбежно приводит к ошибке. Кроме того, любые душевные слабости или боязнь проблем имеют в корне страх перед смертью. Но я столько раз видела смерть перед своими глазами, что практически перестала ее бояться. Какой смысл бояться смерти, когда мы рано или поздно умрем. Я могу умереть тут, сидя прямо перед Вами. Поэтому надо спокойно встречать трудности и думать только о том, как их разрешить. С детства я научилась ничего не бояться. А чего вообще бояться? В жизни может быть все, что угодно. Главное, ставить себе задачу и выполнять ее, учтя любую возможность заранее. Есть некие базовые ценности, от которых меня отвратить невозможно ни страхом, ни посулами. Я знаю, что я делаю — я всегда стою за правду, я чувствую за собой поддержку народа, и уже одно это придает мне силы. Нельзя забывать и про духовный план. Когда ты стоишь за справедливость и правду, то с тобой Бог. И когда масса народа молится за тебя, то Бог несомненно на твоей стороне. Эта мысль тоже дает дополнительные силы. А смерти я не боюсь.

— Я хочу Вас спросить, госпожа Премьер-министр, о людях, которые, я думаю, Вас очень беспокоят и за которых Вы очень переживаете, даже больше, чем за кого бы то ни было, и которые тоже очень беспокоятся о Вас — это о Ваших внуках. Не переживаете ли Вы, что в силу своей занятости у Вас не так много времени заниматься внуками, и не жалуются ли внуки, что у бабушки так мало времени заниматься с ними?

— Да, немножко жалуются. И не только внуки, но и сыновья, и сестра Рихана, которая на 10 лет младше меня. После смерти отца и матери я выполняла для них чуть ли не родительскую роль. И это очень нас сплотило. И сегодня наши дети, так же как и дети всей нашей уцелевшей семьи, сегодня очень дружны, всегда друг другу помогают и довольно часто видятся. У меня теперь 6 внуков, и один скоро родится, и они довольно ко мне требовательны. У нас очень мало времени видеться, не более одного раза в год, и я бываю очень рада, когда приезжает моя дочь с детьми, у ее сына уже есть дети, или когда приезжают обе дочери моей сестры, мы очень весело проводим время. Я как бы отдыхаю среди них душой. Когда все они приезжают, я пытаюсь забыть о своих проблемах и становлюсь просто бабушкой, пытаясь найти время стоять у плиты и что-то для них приготовить или поиграть как-то с ними. И тем не менее, этого часто бывает недостаточно, особенно для подросших внуков, которые уже серьезно требуют внимания. Они постоянно жалуются, где же бабушка, почему она все время занята? И никакие мои попытки исправить положение эти жалобы не прекращают. (М. Гусман: «Они правы»). Это удивительно, какую радость может доставить, просто жить в кругу семьи. Это я начинаю понимать только сейчас, когда из уцелевших членов моей семьи вновь образовался свой круг. Я всегда за них переживаю и беспокоюсь, когда их нет и когда они уезжают, моя бурная радость сменяется таким же глубоким огорчением.

— Ну откуда и кто помогает поддерживать Вам психологические силы, я понял из Вашего рассказа. А вот как Вы поддерживаете такую замечательную физическую форму? Я слышал, что Вы занимаетесь йогой? Вот здесь, в соседней комнате, я видел стол для пинг-понга, и мне сказали, что Вы в него играете. Я даже хотел Вас на матч пригласить по пинг-понгу. Кроме того, мне говорят, что Вы активная болельщица футбола, крикета. Насколько это правда, потому что говорят, что более рьяного болельщика крикета во всей Бангладеш не сыскать?

— Наша семья была довольно-таки спортивной. Мой дед и отец играли в футбол, оба моих брата занимались спортом, также, как и их жены. Одна из них была чемпионкой по теннису. Я и сама увлекалась в детстве спортом, да и сейчас стараюсь заниматься бадминтоном как можно чаще. Однако в последнее время я не чувствую себя в форме, чтобы заниматься спортом, да и времени почти нет. Все-таки возраст — это фактор. Однако мы всегда пытаемся заинтересовать молодежь, чтобы она как можно больше занималась спортом, так как это намного полезнее того, чтобы сидеть и ничего не делать. Когда человек занимается чем-то полезным, у него не остается времени на дурные мысли. Мы пытаемся помогать спорту на различных уровнях, начиная от социального — поддержки создания малых спортивных клубов — до экономического уровня — поддержки, когда перспективные клубы начинают пользоваться финансовой поддержкой самого государства с перспективой выхода на международный спорт. Это относится как к крикету, так и к футболу. Я и сама, когда нужно поддержать наших спортсменов, бросаю все дела и появляюсь на трибуне. Поддержка спорта дает также много рабочих мест. Кроме того, тут упоминали об угрозе терроризма. Полезное занятие, помимо спорта и образования, отвадит потенциально опасную часть молодежи от участия в экстремистских движениях. Вообще-то я люблю иногда прочитать хорошую книгу, послушать музыку, но, если честно, времени на отдых у меня в принципе быть не может. Однако, я все же стараюсь выделить время себе самой. Это больше всего удается, когда приезжают внуки, вместе с ними я смотрю мультфильмы. Как-то так вышло, что я люблю мультфильмы больше, чем большое кино. Иногда внуки приносят мне мультфильмы и объясняют что и как, иногда приносят на непонятных мне языках. Но я все равно их смотрю. Лишь бы они радовались, что бабушка с ними.

— Я Вам обязательно пришлю, если позволите, наши российские, еще советские, мультики. Я уверен, что они понравятся Вашим внукам, да и Вам, они понравятся. Госпожа премьер-министр, Вы сказали, что Вы, в общем-то, равнодушны к власти, но наша программа называется «Формула власти». Вы уже много лет во власти, Вы были во власти, Вы сейчас во власти. Что, на Ваш взгляд, представляет «на вкус» вот эта штука под названием «власть»?

— Для меня власть — это, прежде всего, не возможность сидеть на троне и повелевать, а служить стране и народу. Когда я стала премьер-министром, я не радовалась: вот я получила должность, вот я на вершине пирамиды. Но больше я беспокоилась и волновалась о том, смогу ли я справиться с задачей, смогу ли я выполнить миссию. Я никогда не считала власть возможностью для себя или даже для своей семьи, что заповедовала и детям. В истории остаются не твои личные успехи, а те дела, которые затронули наибольшее количество людей. На личные дела у меня почти нет времени, я о личном думаю очень мало. Самой лично мне нужно всего пять часов для сна, а отдыха почти и вовсе не бывает. Нужно помнить, что власть не навечно, а лишь временно. А те, кто пытаются сделать власть вечной, обычно всегда плохо кончают. Зачем мне стремиться быть премьер-министром как можно дольше, когда семья жалуется, партия жалуется, и я не смогу выделить себе достаточно времени. Если бы я не была у власти, я могла бы слушать вдоволь музыки, читать мои любимые книги, проводить время с семьей и уделять больше времени своей партии, которая ко мне тоже имеет претензии. Даже когда я бываю одна, я пытаюсь то просмотреть документ, то переговорить по телефону, то буквально в пути назначить какую-либо важную встречу, чтобы переговорить по дороге. Я использую все свое время на действие, нужное народу, а не просто наслаждаюсь властью.

— Госпожа Премьер-министр, огромное спасибо за эту беседу, доброго пути в Россию. Несмотря на холодную московскую погоду, я уверен, что Вы встретитесь с теплом россиян. Еще раз, госпожа Премьер-министр, огромное спасибо. Спасибо Вам большое.

— Спасибо.

Михаил Гусман (ИТАР-ТАСС, Вашингтон) Архив эксклюзивных интервью в базе данных ИНФО-ТАСС по подписке

Источник: itar-tass.com

Добавить комментарий