«Нерусский русский город»

Журнал Forbes назвал Калининград лучшим городов в России для ведения бизнеса. В 2018-м здесь еще пройдет Чемпионат мира по футолу, и местные власти уже начали готовиться — они планируют перестроить город в европейский туристический центр с гостиницами, музеями и историческими достопримечательностями. Вспомнили о немецком архитектурном наследии, которое прежде либо разрушалось, либо игнорировалось. Старинные немецкие здания хотят построить заново. PublicPost исследовал, как будет создаваться в Калининграде его новый «европейский» облик.
Журнал Forbes назвал Калининград лучшим городов в России для ведения бизнеса. В 2018-м здесь еще пройдет Чемпионат мира по футолу, и местные власти уже начали готовиться — они планируют перестроить город в европейский туристический центр с гостиницами, музеями и историческими достопримечательностями. Вспомнили о немецком архитектурном наследии, которое прежде либо разрушалось, либо игнорировалось. Старинные немецкие здания хотят построить заново. PublicPost исследовал, как будет создаваться в Калининграде его новый «европейский» облик.

Журнал Forbes назвал Калининград лучшим г
Фотогаллерея: Калининград: «Нерусский русский город»

Новый старый Кенигсберг

В этом году исчезнувшему немецкому Кенигсбергу исполняется 758 лет, а появившемуся на его месте русскому городу Калининграду — 67 лет. Но в 2018-м летоисчисление советского Калининграда должно остановиться — в преддверии ЧМ-18 власти разработали проект под названием «Сердце города», который обещает воссоздать в его центральных районах атмосферу старого Кенигсберга и заново построить взорванную в 1967 году главную городскую достопримечательность — Королевский замок.

От старого Кенигсберга не осталось практически ничего: во время войны он превратился в руины, а после Потсдамской конференции отошел СССР. На месте немецких вилл появились панельные пятиэтажки, трамвайные пути разбирались и вывозились в Литву, а красные кирпичи и брусчатка шли на восстановление советских городов — согласно городской легенде, брусчатка из Кенигсберга есть на Красной площади. В 2000-х брусчатку заменяли на асфальт, а в центре города начали строить широкие магистрали и торгово-развлекательные комплексы.

Это здание старой немецкой аптеки 20 века входит в энциклопедию искусств восточной Пруссии как основоположник стиля «модерн».

От немецкого города сегодня остались разве что планировка, несколько зданий, отданных под госучреждения или офисы крупных компаний, и частный сектор с чудом уцелевшими немецкими виллами. Многие старые немецкие дома находятся в аварийном состоянии. Их никто не восстанавливает — огораживают забором и оставляют ждать лучших времен.

Как будут строить Кенигсберг

Принятая к футбольному чемпионату программа «Сердце города» — не первая попытка властей построить новый Кенигсберг. В 2008 году местные архитекторы уже предлагали проект реконструкции исторического центра города, который оценивался в 1.2 млрд евро. А в 2010-м мэрия готовила международный конкурс на разработку концепции обустройства центра. Перед грядущим Чемпионатом мира по футболу к идее реконструкции снова вернулись. «Территория Королевской горы (участок, который власти планируют перестраивать — прим.ред.) для Калининграда, как для Москвы — Кремль. „Когда президент, политики или еще какие-нибудь высокопоставленные гости к нам приезжают, они тыкают на Королевскую гору и говорит: „Что это?“, — объясняет культуролог Александр Попадин. „Там должно появиться что-то приличное. Это же лицо нашего города“.

Под «воссозданием» старого Кенигсберга власти понимают не реконструкцию уцелевших немецких зданий, а строительство новых, стилизованных под старину — именно новых, а не восстановления утраченных. Опыт такого строительсятва уже имеется — в 2006 году за Кафедральным собором на набережной реки Преголя появилась Рыбная деревня — линия разноцветных домиков со смотровой площадкой в виде маяка, гостиницами, кафе и маленькими музейчиками внутри.

Рыбнау деревню специалисты считают провалом

«Это самый яркий пример того, как не надо делать, — говорит Максим Попов, арт-директор издательства „Пикторика“, выпускающего исторические справочники, карты и фотоальбомы старого Кенигсберга. — Там нарушены все исторические пропорции. Крыши неправильно соединяются с соседними крышами. Доски просто наклеены поверх фасада. Не надо и близко подходить, чтобы увидеть, что это подделка. Как в Турции делают — гостиницы „Кремль“, „Тадж Махал“, „Эйфелева Башня“.»

Специалисты боятся, что и «Сердце города» может стать второй Рыбной деревней. Попадин утверждает, что властям гораздо легче и дешевле построить что-то новое, чем взять и восстановить сохранившийся немецкий дом. Попов говорит, что любая немецкая компания сделала бы это дешевле и качественнее: «Но наши не хотят пускать конкурирующие фирмы на рынок. А сами при этом делать ничего не умеют».

Орган от Путина, клавесин от Сукачева

Если «Рыбную деревню» специалисты называют провалом, то второй городской новодел — Кафедральй собор — принято считать единственным в Калининграде примером успешно восстановленного немецкого памятника. Директор ГУК «Кафедральный собор», полковник в отставке Игорь Одинцов рассказал, что когда в 1992 году Калининград открылся для немцев, сюда автобусами начали свозить туристов: «Собор пробуждал в них ностальгические чувства и заставлял делать щедрые пожертвования, крыша была восстановлена на средства одного немецкого фонда, потомприехал Путин и дал денег на орган». Министерство внутренних дел Германии помогло восстанавливать наружные надгоробья, а на 750-летие Кенигсберга что-то дали местные олигархи. За каждым предметом стоят какие-то люди, — говорит Одинцов: «Вот клавесин, например, подарил Гарик Сукачев.»

Кафедральный собор на фоне Дома советов

Собор — тоже в какой-то степени стилизация, в руки Одинцову он попал полуразрушенный, без крыши и сводов: «Ни чертежей, ни проектов у нас не было, приходилось что-то самим додумывать». Памятник успешно функционирует — туристы приходят сюда посмотреть могилу Канта, а молодожены приезжают сыграть красивую европейскую свадьбу.

Два замка

Больше всего вопросов в проекте «Сердце города» вызывает пункт о строительстве Кенигсбергского замка. Сейчас от него остался лишь фундамент, но власти хотят организовать археологическую экспертизу и на основании этих исследований построить совершенно новый памятник. Каким он будет, кто его будет строить, какова будет его функция — все это пока не уточняется.

«Нужно сперва определиться с его функцией», — говорит культуролог Александр Попадин — символ ли нам нужен, либо живое тело. Один символ советской архитектуры мы уже построили. Дом советов, который стоит сейчас на месте Королевского замка (в 70-х он задумывался как единое здание для всех руководящих органов, но так и не был принят в эксплуатацию — прим.ред.) — состоялся как символ, но не как живое тело. Это иллюстрация того, что может произойти с замком”.

Самый известный городской недострой — Дом советов

Дом Советов уже 30 лет стоит в самом центре города — и гниет. «В 2005-м к приеду Путина его покрасили, вставили окна», — рассказывает Максим Попов, — «но сейчас окна снова сняли». Впрочем, одну полезную функцию здание выполняет — за 100 рублей охранник пропускает на крышу посмотреть Калининград с высоты птичьего полета. Если на Королевской горе все же решат строить замок, Дом советов придется сносить — но даже это вызывает в городе бурные споры, у советского недостроя есть свои пламенные поклонники.

Малые формы

Директор благотворительного фонда Калининград Маргарита Гришечкина против восстановления замка: «Уже давно пора успокоиться с этой идеей. Кому нужна эта махина? Он не наш, мы никогда его в глаза не видели».

Вместо этого Гришечкина предлагает реализовывать небольшие и менее затратные проекты, которые будут не так заметны, но зато приведут город в порядок. «У нас куча объектов кроме замка, которые еще можно восстановить — Зоопарк, здание Минобороны, 15 фортов в городе, и ни один из них не используется. Но с точки зрения властей это не так заманчиво. Зачем связываться с маленькими проектами? Что такое ротонда (один из проектов фонда „Калининград“ — восстановление полуротонды королевы Луизы в парке Калинина — прим.ред.) — это же не серьезно, а „Сердце города“ — это проект с большой буквы. От коррупции у нас никто никуда не делся. Пока администрация не станет честной, пока работа для них не перестанет быть бизнесом, ничего не изменится. Сколько можно заработать на ротонде или входе в зоопарк (Калининградский зоопарк пытается вернуть зданиям при входе статус исторического памятника и восстановить их довоенный облик — прим.ред.)? Ничего. Только положительный имидж. Но зачем он не в предвыборную кампанию?

Так выглядел вход в Зоопарк во времена Кенигсберга

Сейчас у входа в Зоопарк — кафе «Солянка». Собственнику ресторана удалось доказать, что это здание не является памятником, что позволило ему пристроить веранду и поставить яркую вывеску.

Вместе с Максимом Поповым и Александром Попадиным Гришечкина входят в инициативную группу по сохранению исторического наследия Кенигсберга-Калининграда, которая была создана в 2012-м для борьбы против снятия брусчатки (сейчас кроме вопроса брусчатки, группа занимается и другими проектами — прим.ред.). Ее появление совпало с предвыборный периодом: нынешний мэр Александр Ярошук, по словам активистов, во время избирательной кампании начал создавать видимость диалога с их группой — заинтересовался культурным наследием, устраивал заседания и круглые столы, общался с активистами. Попов говорит, что Ярошук избирался на второй срок под лозунгом «Сохраним брусчатку!», а когда выборы прошли, заявил, что на ул. Тельмана она будет заасфальтирована (Ярошук несколько раз менял свое решение по этой улице — брусчатку сперва убрали, потом переложили, но так. что в декабре 2012 года новая брусчатка поплыла — прим. ред.).

Гродские власти планируют сократить некоторые трамвайные маршруты

Активисты говорят, что сперва они верили в возможность диалога с властью, но в итоге все обещания оставались лишь словами: «На заседаниях общаемся прекрасно, а потом выходим и ничего не происходит, — жалуется Маргарита Гришечкина». «Мы приходим и говорим — у вас нет специалистов? Мы можем вам помочь, во всем разобраться безвозмездно, — объясняет Попов, — они говорят: „Да, давайте“, а потом через полгода думают „Да нафиг, это все тлен, никому это не нужно“.

Споры между властью и общественностью ведутся уже больше года, но ни один проект ни тех, ни других пока что не был реализован.

Впрочем, корреспондент PublicPost имел возможность убедиться в готовности калининградских властей к диалогу на собственном опыте — на протяжении двух месяцев пресс-служба администрации игнорировала наши запросы на получение официального комментария, а городские чиновники срывали уже назначенные интервью, не появляясь на месте в согласованное время.

Памятник связывает по рукам и ногам

«Когда мне говорят, что кто-то хочет взять в управление или выкупить памятник, чтобы его приспособить под современные функции — я бы на их месте10 раз подумала, — уверяет директор местного отделения Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) Елена Цветаева.

В 2003 году ГЦСИ получил в административное пользование памятник федерального значения — часть немецкой казармы Кронпринц на ул Литовский вал. И вот уже 10 лет они пытаются перестроить казарму под музей. «Помещение должно иметь свет, воду, тепло. Необходимо поддерживать определенный температурно— влажностный режим для хранения экспонатов. Оно должен быть безопасным и легкодоступным для людей с ограниченными возможностями. С другой стороны, это же памятник — и мы автоматически получаем ряд обязательств: ни в коем случае не рушить или перестраивать то, что является объектом охраны».

Казарма Кронпринц на ул Литовский вал — будущее здание ГЦСИ

Проблем с финансированием, архитекторами или реставраторами у ГЦСИ не было. По словам Цветаевой, самый сложным оказался вопрос, как отапливать будущий музей. «Местные службы теплосетей сказали, что прикрепить нас к имеющимся сетям нет возможностей. Мы стали искать другие источники отопления — газ. Но как получить технические условия по газу? „Вы их получите только тогда, когда будет построен газопровод Минск — Вильнюс-Калининград“, — сказали нам. „А за подробностями обращайтесь в Кремль“. Три года я гуляла по кабинетам областного правительства и местных газовых служб. А потом действительно обратилась в Кремль — на официальном сайте в разделе „экономические вопросы“ объяснила ситуацию и задала вопрос Путину — когда будет построен этот газопровод». Спустя месяц на адрес дирекции музея посыпались письма от местных госструктур с предложениями о помощи.

Пережив все это, Цветаева с уверенностью говорит, что с памятниками может справиться только государство или госорганизация. «Я не могу представить себе частного инвестора, который смог бы самостоятельно делать экспертизы, обследования стен и фундамента… Памятник подразумевает крокодиловый формат требований. Он связывает тебя по рукам и ногам».

Когда построят Кенигсберг

Сами калининградцы считают свой город европейским, и произносят фразы типа «Ты что, в Россию поехал?» — и это не шутка, многие из молодых калининградцев в центральной России не бывали никогда. С упрощенным визовым режимом до Литвы или Польши на машине добираться 2 часа, а до Москвы — 2 часа на самолете. Съездить за продуктами на ужин через границу — обычное дело. «В Литве я знаю все бары и клубы» — рассказывает PR-менеджер местного кинотеатра «Заря» Катя.

У активиста группы по сохранения немецкого наследия Максима Михайлова в графе «местонахождение» на фейсбуке по-немецки написано «Кенигсберг»: «Я для себя решил, что живу в Кенигсберге. Он разрушен, но он жив. Мы брали не Калининград, а восточно-прусский город с великой историей и богатым культурным наследием».

Звучит красиво, но переименованием Калиниграда немецкий город на его месте не создать. «Было бы конечно здорово, если к ЧМ-18 или 300-летию Канта (будет отмечаться в 2024 году — прим.ред.) нас переименуют в Кенигсберг, — говорит коренной калининградец Александр Попадин, — „но пусть для начала его жители научатся сами делать хоть бы что-нибудь по-немецки. Хотя бы класть брусчатку“.

21 мая в местных СМИ появилась информация о сносе очередного старого нецкого дома для расширения центрального Московского проспекта.

Источник: publicpost.ru

Добавить комментарий